A Batman/Joker slash community

14:43 

Скольжение в энтропию. Глава 43 ч.1

myfairjoker
Улыбайтесь! Это заставляет людей ломать голову над тем, что же у вас на уме. || And you know the thing about chaos? It's fair.


Перевод: myfairjoker
Бета: Слёзы нежности
Оригинал: into-entropy.livejournal.com


Вытащив из коробки и положив на кровать остальные вещи, Джокер ухватился за подлокотники и попытался выбраться из кресла. В ответ хитроумная конструкция опасно зашаталась. Оттолкнувшись еще раз, он смог принять вертикальное положение на несколько коротких секунд, после чего потерял равновесие и с грохотом повалился вперед.

Душ отнял у Брюса немало времени. Он вернулся в спальню, прикрытый лишь полотенцем, обернутым вокруг бедер, и нашел Джокера на полу, беспомощного и сердитого. Коробка вместе с ее содержимым валялись перед ним, как будто он уронил все это с колен. Брюс метнулся к нему, помогая перевернуться и надеясь, что, падая, он ничего серьезно не повредил.

Не пострадало ничего, кроме гордости Джокера, корчившего немыслимые рожи от ярости и унижения, пока Брюс помогал ему подняться. «Если вот такие расклады мне предстоят в ближайшие недели, я просто кого-нибудь убью. Если дотянусь», пробормотал он, обхватив руками более высокого мужчину, когда тот усадил его на кровать.

«Попробуй проделать это со мной, и тебя ждет позорный провал». Брюс невольно представил себе эту картину, и это показалось ему куда забавнее, чем должна была бы. Наверное, его разум ухватился за эту соломинку, чтобы развеять мрачное настроение. Он подобрал с полу одежду и сложил на кровати, затем сам вскарабкался на нее и устроился позади несчастного Джокера. Его пальцы проворно расстегнули нелепую больничную пижаму, чтобы он смог снять ее, не заводя руки за спину.

Стащив с себя неприятную тряпку, он отбросил ее в сторону. Новые повязки больше не были скрыты пижамой, полоса вокруг его торса была теперь шире, а руки сверху донизу покрывали марлевые заплатки. Сзади на шее появился новый шов, врачи залатали ножевую рану, которую он сам себе нанес. «Ты же знаешь, с тобой я не буду пробовать, Бэт. Если только ты снова не попробуешь меня придушить», добавил он, потянувшись, чтобы прикоснуться к еще влажным волосам Брюса.

«А, ну да, тебе сначала придется меня поймать». Брюс взял в руки кое-что из одежды, как будто это было самое странное из того, что он видел в последние дни, что, конечно, было не так. «Тебе помочь?» Не поднимая головы, он скользнул взглядом вверх на своего партнера.

Взгляд Джокера на мгновение стал отсутствующим, руки замерли, и он склонился на сторону. Уткнувшись лицом в грудь Брюса и обвив его руками, он заметно вздрогнул. Теплые капли немедленно побежали по обнаженной коже.

Брюс глубоко вздохнул и в ответ обнял его за шею одной рукой со сжатым кулаком. Он предполагал таким образом показать свою заботу и защиту и считал, что это должно быть приятно. Достаточно приятно, чтобы Джокер уступил и успокоился. Его поражало, что он и представить себе не мог, через какой ужас, должно быть, прошел этот человек, каково это, провести всю жизнь в бегах. Каково это, всецело зависеть от своих физических возможностей, и только от них. Лишиться этих возможностей должно быть ужасно.

Он хранил молчание некоторое время. Из него сочились горе и страх. Было столько непонятных вещей, с которыми он не знал, что делать. Он не привык к физической беспомощности, к невозможности самостоятельно сдвинуться с места. Зависимость от другого существа была также для него внове, по крайней мере, ее положительная сторона, и какую бы связь он ни чувствовал с ним раньше, она стала во много раз сильнее вследствие недавних событий.

Брюс все еще находил затруднительной всю ситуацию в целом, и был уверен, что ему понадобится время, чтобы привыкнуть, но, при всей неловкости, он, все же, не то чтобы был неспособен помочь. И, учитывая подробности, сейчас, когда Джокер был здесь и вряд ли собирался уйти в ближайшее время, ему было гораздо спокойнее. И… эта частица внутри него, этот маленький монстр, который чуть было не взял верх над ним, похоже, немного опустил голову и убрался в ту часть подсознания, откуда явился. Возможно… эта ответственность будет полезна для него.

Когда он, наконец, ослабил свою мертвую хватку, Джокер и сам выглядел более чем неловко, что-то между испуганным ребенком и сконфуженным взрослым. Стрельнув в Брюса вопросительным взглядом, он опустил глаза, не уверенный, что сказать или сделать. «… меня никто никогда не спасал. Ничего… подобного».

Брюс только кивнул. Так он и думал. Джокеру никто никогда не нравился достаточно, чтобы… ну, связаться с кем-то. Не настолько, чтобы кто-то захотел помочь ему. Было несколько человек, вроде Томаса Шиффа, которые, возможно, боготворили сумасшедшего клоуна, но Брюс был вполне уверен, что Джокер не это имел в виду. «С чего бы».

Джокер стиснул зубы и сгорбился. «… если ты так думаешь, то с чего тебе было вообще возвращаться за мной? Когда я был моложе, всем было насрать, и сейчас было бы. Даже когда я выбрался и сбежал. Люди просто чудовища, ищущие способ использовать все и вся к своей выгоде. Я лишь научился отбить ствол, до того как прозвучит выстрел».

«Отлично, тогда я охотно использую тебя по самое не могу», прошептал Брюс ему в бок, ткнувшись носом ему в ухо между зелеными волосами и сгорбленным плечом. «И если для этого мне придется время от времени помогать тебе переодеваться, будь по сему».

Джокер вздохнул, облегченно и одновременно несчастно, снова вытягиваясь рядом с Брюсом. Он облизал губы, не совсем уверенный, как ему быть. «… я обязан тебе, Бэт. По меньшей мере». Еще вздох, быстро обратившийся кривоватой усмешкой. «Не знаю, что ты будешь делать, когда меня отпустит действие обезболивающего. Это будет настоящая пытка – хотеть столько всего и не быть способным ни на что», рассмеялся он, придвинув руку к краю полотенца, охватывающего талию Брюса.

Брюс закрыл глаза. Первой его мыслью было «не тебе мне об этом говорить» но секунду спустя, он понял, что это не важно. Этот человек был жив, и это было именно то, чего он хотел. «Я достану тебе еще обезболивающего». И добавил, ухмыльнувшись, «И мне стоит убедиться, что ты не переутомишься».

Это изменило к лучшему его настроение, отчасти стерев с его лица выражение неуверенности и добавив каплю озорства. «О? и как ты собираешься это осуществить, Бэт? Привяжешь меня, как те идиоты в госпитале?»

«Ну, можно…» Брюс практически заурчал ему в ухо, «Думаю, тебе бы это понравилось. Но, думаю, ты между делом привык к чему-то немного иному». Легким движением он охватил рукой грудную клетку Джокера между повязок и повалил его спиной на кровать. Он растянулся рядом с ним, лениво положив голову на руку. Он знал, что скоро все снова пойдет кувырком, но, по крайней мере, ему удалось вытащить его из глубокой задницы.

Глядя на него голодными глазами, полными восхищения, Джокер одновременно погрузил пальцы одной руки в волосы Брюса, а другой попытался пробраться под опоясывающую его белую ткань. «Иное, хммм? Не знаю. Я вполне себе устроился. Думаешь, я способен попробовать что-то новое?» Он оскалился на партнера, но его ирония была легче и мягче, чем могла бы быть.

«Думаю, в последнее время ты делал это довольно часто», честно ответил Брюс. Едва не потеряв его, ему было бы сложно этого не заметить. Это… словно заставило его посмотреть на вещи с другой стороны. Он наконец начал расслабляться. Напряжение понемногу оставляло его тело, и было хорошо просто лежать здесь, снова глядя на Джокера на фоне городского пейзажа. Так и должно быть.

В его слабой улыбке мелькнуло нечто зловредное, когда ему удалось пробраться пониже, проведя пальцами вниз по пояснице любовника, зеленые глаза заблестели. «Это нелегко, но я пока справляюсь. Пару раз был почти край, но обошлось».

Брюс вяло приподнялся, чтобы дать пальцам Джокера больше свободы. «Думаю, плюшевые зверушки были недурной отдушиной», сказал он, изогнув уголки губ. От этой картины он еще долго не сможет избавиться.

«Ммм. Думаю, уж ты-то мог бы понять, как хорошо иногда выпустить пар», прошептал он, коснувшись губ Брюса своими перед тем, как спуститься к его шее, обводя пальцами завитки на выпуклостях его теплой кожи. «Досадно только, что мне не удалось ничего поджечь…»

Со вздохом откинув голову, Брюс подставил Джокеру шею. Он вытягивался, поводил плечами и впитывал прикосновения рук любовника, как солнечный свет, сочащийся через окно. «Мммххммн». Это было все, на что он был сейчас способен.

Ухмыляясь на полученную реакцию, он провел языком от основания шеи к уху Брюса, тихонько хихикнув. «… либо глаза обманывают меня, либо кое-кто скучал обо мне?» Было так чудесно наблюдать игру света на коже Брюса, когда его мускулы плавно перекатывались под ней.

«Да. …скучал», сказал Брюс, облизнув губы. Он вообще-то не хотел об этом думать. Ему хотелось думать только о том, как хорошо, что он вернул его. Шок от произошедшего еще не покинул его, притупился, но не исчез. «Я должен был найти тебя раньше». Часть его никак не могла поверить, что он не опоздал.

«Лучше поздно, чем никогда», возразил Джокер, зарычав, и, притянув ближе, укусил его туда, где билась жилка на шее. Его снова накрыло волной злости, они не мог даже двигать ногами, не то что обвить ими своего партнера. «Не доводи меня больше. Думаю, я буду особенно заманчивой мишенью, раскатывая в инвалидном кресле, если снова сбегу».

«Хмм, ну тогда не сбегай», раздалось из самой глубины брюсова горла. Джокер его тоже довел, но… он действительно хотел вернуть его. С тех пор, как они смотались из больницы, он думал о его следящем устройстве, и у него уже были некоторые мысли на этот счет. Он приберег их на следующий день. Прямо сейчас он хотел только быть рядом. Его рука двинулась вверх по бедру Джокера, порхнув над повязками в поисках обнаженной кожи.

Тощий парень изогнулся, заныв от наслаждения, когда Брюс коснулся оголенной плоти, нащупав ее среди бинтов. «… у тебя отлично получается убеждать. Продолжай, во всех смыслах», хихикнул он, все еще слегка вялый от всего того, что попало сегодня в его вены.

Брюс склонился над ним, проводя языком и покусывая выше ключицы, одновременно проводя руками в стороны по его спине. Он прочертил пальцем по его позвоночнику от лопаток до копчика и назад. Повязки, по меньшей мере, раздражали.

Нагнув голову, чтобы герою было удобнее, одну руку он запустил в пряди темных волос, а другой вслепую стащил прочь полотенце. Немедленно нащупав искомое, Джокер ухмыльнулся и погладил кончик большим пальцем, проведя по чувствительной коже, перед тем как перейти к более основательным действиям.

«Мммммхн», простонал Брюс практически на вдохе. Руками он ощутил нечто подобное, оглаживая сильно искалеченное тело, старые шрамы, новые царапины и бесконечные бинты, и внезапно нащупав невероятно нежную, шелковую кожу. Он мог чувствовать ток крови под ней, пока его пальцы пробегали по плоти, и от этих прикосновений она твердела. Сначала он дразнил его, намеренно не следуя ритму Джокера, чтобы отвлечь и сбить с толку.

Слегка наморщившись и облизнув губы, Джокер попытался дергать бедрами, чтобы направить брюсову руку, но потом понял, что, похоже, это была не слишком хорошая мысль. Он со стоном рухнул спиной на подушки, когда его тело отчаянно воспротивилось этим движениям, но острая боль только придала твердости части его плоти. Он крепче вцепился рукой в волосы Брюса, поощряя его.

Любопытно, что это вызвало улыбку на губах Брюса. Это было, как наблюдать, как Джокер полностью забывает себя, а потом неожиданно открывает себя с совершенно новой стороны. Он тоже напрягся, наблюдая, как гримаса боли смешивается с наслаждением на раскрашенном лице. Его хватка стала крепче, и он наконец последовал ритму.

Он задышал с бешеной скоростью, когда пальцы внезапно сомкнулись на нем, увеличивая давление и попадая в такт. Сосредоточиться на том, чтобы продолжать делать то же самое с Брюсом, становилось все труднее и труднее, его пальца ослабли, когда он прервался и забылся в электрических разрядах, накрывших его. Глаза Джокера превратились в щелки, неотрывно глядящие на мощные движения плеч рыцаря, когда тот двигал рукой, очарованные физической мощью, скрытой в этом теле.

Медленно, осторожно… скорее любопытно… Брюс прижался к Джокеру, переплетя свою ногу с его, неизбежно натыкаясь на острые металлические стержни и зажимы, торчащие из гипса. Приблизившись к нему таким образом, он издал длинный низкий стон.

Его глаза закатились, он задыхался от малейших прикосновений, посылавших сквозь него разряды боли – боли, расцветавшей желанием и пробуждавшей в нем еще больший голод. Выражение его лица подтверждало более чем ясную реакцию его тела, и он вцепился в Брюса так, словно боялся, что он внезапно исчезнет.

Брюс отреагировал, практически обвившись вокруг своего партнера. Он еще старался не давить слишком сильно ни на что, кроме гладкой твердости, скользящей в его руке, но все же целиком навис над ним. Их ритм заметно ускорился. Его взгляд устремился между их тел, впитывая картину, которую они представляли собой с головы до ног. Это был абсолютный контраст.

Джокер был совершенно беспомощен перед Брюсом, физически и не только – или, по крайней мере, настолько беспомощен, насколько вообще может быть кто-то непредсказуемый. Его реакция на каждое прикосновение выглядела преувеличенной, и было ли это от боли, причиняемой ранами, или сказывался психологический эффект от того, через что они с Брюсом прошли, оставалось только догадываться.

Добавляя легкий поворот в конце каждого движения, Брюс наклонился и смачно и голодно поцеловал Джокера. Странного рода чувство собственности, смешанное с недавней и не совсем ушедшей тревогой, с хорошей долей похоти и любознательности, запустили некую реакцию, постепенно захватывавшую Брюса. У Джокера вдруг оказалось… столько кнопочек, которые Брюс неожиданно задевал, и сама картина этого одурманивала. Так неожиданно. Одна из тех вещей, которые приковывают к себе взгляд.

Совершенно ошеломленный, растеряв все связные мысли, Джокер даже не пытался поддержать процесс и ответить на прикосновения. Все свелось к осязанию и его уникальной связи с этим человеком – связи, которую он все еще не до конца понимал. Все, на что он был способен, это постараться сохранить дыхание, полностью сдаться и пытаться не потерять сознание от остроты ощущений.

Брюс с рычанием охватил рукой их обоих и полностью овладел Джокером. Его свободная рука обвилась вокруг его талии, прижимая их тела друг к другу. Теперь они двигались, как одно существо, извиваясь в заданном Брюсом ритме. Он быстро нарастал, становясь яростным и неистовым. Металл, царапавший его бедра и голени, больше не был холодным, и, откровенно говоря, ему было наплевать, если Джокер больше никогда не наденет одежду. Он и так был тем еще зрелищем, а его нежная кожа была недоступна повсюду.

Ошеломленные глаза встретились с карими глазами Брюса, их взгляды замкнулись, пока более крупный парень гнал их обоих к самому краю. Это было неописуемо, не только ощущать большую, сильную руку на доверенной ей самой деликатной и чувствительной части тела, но, более того, быть так прижатыми друг к другу. Это было эротично, но еще несло в себе особую близость и доверие. Джокер стиснул зубы, когда очередная волна ощущений прокатилась по его позвоночнику, выпуская воздух в низком стоне, сопротивляясь обмороку, подстерегающему его от всего этого возбуждения.

Брюс видел, как пот собирается на висках Джокера и чувствовал его на своих. Глаза его партнера практически скосились к переносице, а нижняя губа отвисла. Брюс не смог противиться желанию укусить за нее, проведя языком по шраму и засунув его Джокеру в рот. Смешанный жар их тел наполнял его руку, они как будто питали друг друга, и жар этот становился сильнее с каждой секундой. Он не смог бы усилить это, но в то же время и останавливаться не хотел. Все, что он мог, это удерживать себя от того, чтобы перевернуть Джокера на спину и вдавить его в матрас.
Абсолютно… восхитительная… мука.

Наконец они достигли критической точки. Попытки Джокера дышать резко прекратились, и последовал вопль, все его тело содрогнулось, окрасив пик наслаждения новым оттенком боли. Он зажмурил глаза, пока волны оргазма били его одна за другой, с каждым разом все сильнее, он наконец вздохнул, и его тонкое тело обмякло в руках Брюса. Мощь ощущений оглушила его и, вздрогнув в последний раз, Джокер вырубился.

Этого-то Брюс и ждал. Внезапно возникшая исключительная скользкость между ними и прыжки джокерова тела заставили Брюса кончить секундой позже. О боже, хотел бы он пройти через это вместе с ним. Он выгнул шею назад, чтобы позволить Джокеру, войти в него, пока удовольствие струилось по его жилам. Этого не случилось, пока он не пришел в себя достаточно, чтобы, по меньшей мере, опустить голову и слегка ослабить хватку, выжимая последние капли из разрядившегося напряжения, когда заметил, что безвольное состояние его партнера на самом деле было обмороком. Распутав их конечности так же осторожно, как до того соединял, он провел несколько липковатой рукой по лицу Джокера, чтобы убедиться, что тот в порядке.

Он слегка пошевелился от прикосновения, медленно открыв глаза, как только его нервная система снова заработала. Улыбка, тронувшая его губы, когда его взгляд наконец остановился на Брюсе, при всем желании не могла бы быть более самодовольно-удовлетворенной. «… ну, ты точно знаешь, как устроить человеку торжественный прием. Может, все эти «инвалидные» штучки будут не так плохи, в конце концов».

Брюс был… чрезвычайно поражен. Никогда, даже в самом безумном кошмаре, он не ожидал обнаружить себя в подобной ситуации. И чтобы ему это нравилось. «Госссподи», все что он смог сейчас выдавить из себя с долгим вздохом. Это уже почти становилось чем-то привычным. Остались ли у него вообще кнопки, на которые Джокер еще не надавил и не раскрыл их, намеренно или нет? Он завалился назад на кровать, пялясь в потолок. Потом повернулся, чтобы снова провести руками по коже своего любовника.

Вздрогнув от прикосновения, но не утратив все той же ухмылки, Джокер дернулся вбок, чтобы оказаться, по возможности, ближе к другому человеку и поднял руку, чтобы коснуться тыльной стороны скользившей по нему ладони Брюса. «Хммм? Что это было, Бэт? Что-то не так? Или ты просто удивлен, что твой «тип» в конце концов, оказался не парадной женой-блондинкой, а чем-то постраннее?»

Это вызвало короткий смешок. «Я никогда не думал, что у меня есть «тип».» Но с тех пор, как Джокер свалился на него, он был вроде как вынужден ослабить свои ограничения. Это было… не полной неожиданностью, он знал, что многое из этого было в нем, но… удивительно было то, что он сумел позволить себе быть таким. Он никак не мог убрать руки с бедер Джокера. После такой гонки, его кожа была так приятна на ощупь. Он оперся на локоть, внезапно захотев разглядеть всё.

Парень выглядел полностью расслабленно, утратив даже то заметное напряжение, которое раньше никогда не покидало его. Это был еще один преодоленный барьер, новое чувство доверия, заполнившее пустоту. «Вижу. И о чем ты думаешь теперь, когда ты это обнаружил?» спросил он, уголки его рта все еще были изогнуты в усмешке. «Смею сказать, высшее общество будет дуться на то, что ты отказался от богатых пустоголовых красавиц в пользу шизанутого мужика со шрамами».

Брюс, как раз облизывавший языком один из этих шрамов, прервался и сглотнул, явно задумавшись об этом. «Ммм. Было бы не так скандально, если бы ты был просто мужиком». Он проследил глазами всю длину этого шрама, до самого низа живота Джокера. Он был старым, все новые были скрыты повязками.

«Верно. Тебе не слишком-то удастся вытаскивать меня на свои изысканные вечеринки и ждать, что я буду чувствовать себя там, как рыба в воде». Проследив за любопытным взглядом Брюса, он дернул вверх уголком рта, затем взял его крупную кисть в свою и положил поверх отметины на своей плоти. «Давай, делай все что хочешь, Бэт».

@темы: перевод, Фанфики, Слэш, Джокер, Бэтмен, "Скольжение в энтропию"

Комментарии
2011-07-08 в 21:09 

Апрельская рыбка [DELETED user]
*выдохнула*
Спасибо огромное!

2011-07-08 в 23:36 

КсюНЯ!
Каждый по-своему ненормален(c)by my mrain
Уже сороковая глава, а они занимаются всё тем же:) Интересно, автор вообще собирается заканчивать этот фанфик?

2011-07-09 в 00:12 

myfairjoker
Улыбайтесь! Это заставляет людей ломать голову над тем, что же у вас на уме. || And you know the thing about chaos? It's fair.
Апрельская рыбка, спасибо за спасибо +)Сорри, я тут торможу нещадно, погрязла в своем фике.

КсюНЯ!, ну, с небольшими перерывами на травмы и курощение Альфрела =) Так он давно закончен. 56 глав. Еще пахать и пахать.

2011-07-09 в 07:25 

sarantuya
Видала я котов без улыбки, но улыбки без кота!
Еще пахать и пахать.:bricks:

2011-07-09 в 14:09 

Трава - Мурава
myfairjoker , Каждая переведенная глава для меня словно праздник! :white:

2011-07-10 в 13:26 

Akio_Faris
(9)
Какой подарок и счастье! Спасибо, спасибо,спасибоспасибоспасибо *___*

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная