Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×

A Batman/Joker slash community

18:36 

Большой калибр 18+

mina_tcepesh
Ни стыда, ни совести...
Давненько не было вкусного слэша!

Название: Большой калибр. 18+!
Автор: mitzvah (Melting)
Ссылка на источник archiveofourown.org/works/7726540
Переводчик: mina_tcepesh
Пейринг: Джокер/Брюс Уэйн
Предупреждение: 18+ BDSM, кинк на оружие, порно, Established Relationship
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Статус: Завершен
Дисклеймер: Все права принадлежат правообладателям, то, что я делаю – от чистого сердца и ради любви!
От переводчицы: «Пауза. И Брюс чувствует кончик носа Джокера, вдавившегося ему в спину, и жар от его дыхания. В конце концов Джокер повторяет, еще нежнее.
-Так ты мне доверяешь?
Брюс сглотнул. Джокер. С пистолетом. Он доверяет Джокеру с пистолетом?»
Джокер решает внести пряную нотку разнообразия в интимную жизнь с Брюсом.
Люблю такие фанфики. И вроде как PWP, но это только на первый взгляд. Все там гораздо глубже. Вопрос в доверии…
В конце – маленький бонус от переводчицы. Приятного прочтения!




Обычно Брюс был словно разделен на две половины. Когда его держали на мушке, как Бэтмен он четко рассчитывал шансы и держал себя в руках, контролируя каждый свой порыв благодаря выработанной с годами железной дисциплине, а как Брюс он паниковал, ощущая холодное металлическое дуло, прижатое ко лбу между глаз, и заново переживал дурные воспоминания.
Ему были нипочем ни кровь, ни раны, ни переживания, ни вид мертвых тел, пока он был в своем шлеме и костюме, а как Брюс он потом ночами не спал после пережитого от кошмаров. И как-то он ухитрялся любить Джокера, хотя клоун был хоть и исправившимся, но убийцей, не говоря уж о том, что ряд лет они с Бэтменом были самыми заклятыми врагами. Он старался разделять разные стороны жизни, и обычно не страдал от когнитивного диссонанса, просыпаясь утром от нежных теплых прикосновений своего de facto супруга, который при этом одновременно являлся убийцей психопатом. Обычно его совершенно не заботило, что он смотрит в лицо Клоуну Принцу Преступного мира и при этом, каким-то образом, чувствует только любовь и доверие.
Они жили вместе уже два года. И Брюс был счастлив, как никогда. И всегда тяготившая его мысли мрачность, вина за то, что он влюбился в злобное создание, как-то они не уменьшали чувства наполненности, счастья, совершенства. Где-то там, глубоко-глубоко в нем была частичка, которой очень нравилась неправильность того, что происходило.
Одним летним утром, когда Брюс только что закончил в облике Бэтмена патрулировать и вернулся домой, уставший и уже не понимающий точно, Брюс он или Бэтмен, он обнаруживает, что Джокер вдавливает ему что-то твердое прямо в поясницу через ткань хлопковой сорочки.

-Джей? – Напряженно спрашивает Брюс. Комната еще довольно темная, хотя утренний свет уже начинает пробиваться через занавески.
-Это – хех- это ограбление. – Джокер, похоже, шепчет через оскаленные зубы. – Руки вверх, цветочек. Лбом к стене.
-Это?
-Ага. Он. – Давление чего-то твердого на поясницу Брюса увеличивается, и его подталкивают вперед.
Это… Это пистолет. Джокер принес пистолет в их спальню. Их спальню! И Брюс уже готов плавно стать Бэтменом, если это и вправду настоящая угроза, если голос Джокера станет нервным и быстрым, как в былые дни, когда у него были маниакальные приступы. Но спокойный, можно даже сказать, чувственный голос Джокера удерживает Брюса на грани, за которой безопасное внутреннее пространство пещеры с мышами и сражения в броне.
-Это такая у нас сегодня прелюдия? – спрашивает Брюс, стараясь говорить спокойно.
-Мммммм – Джокер урчит, а затем хмыкает себе под нос. – Заряженный и взведенный. Ну как, кровь забурлила?
-Прекрати это – Брюс говорит, и на последнем слове тон его голоса идет вверх, так что звучит фраза скорее, как «Прекратишь это?». Нет, так не пойдет. Фраза не должна звучать как вопрос. Она должна звучать твердо!
-Прекрати это! Пожалуйста. Хватит.
Джокер прав – сердце у него заколотилось и кровь забурлила. А это ни к чему хорошему не приведет.
А затем он ощущает, как лоб Джокера нежно прижимается между его лопатками, и клоун ласково выдыхает: «Брюс… Ты же доверяешь мне?»
Брюс фыркает со смешком.
-Ну.. пока не смогу до тебя дотянуться.
Джокер фыркает в ответ и прижимается ближе…
-Хах! Не-не-не. Это я тут острю. Не играй в мои игры, любимый.
Пауза. И Брюс чувствует кончик носа Джокера, вдавившегося ему в спину, и жар от его дыхания. В конце концов Джокер повторяет, еще нежнее.
-Так ты мне доверяешь?

Брюс сглотнул. Джокер. С пистолетом. Он доверяет Джокеру с пистолетом? Он, конечно, не хочет его обидеть, но…
-Джей… а ты сегодня утром принимал лекарства?
Джокер угукает, кивает, его волосы цепляются за сорочку Брюса.
-Да, принял.
А затем его губы прижимаются к Брюсу через ткань, и он тихонько говорит:
-Солнышко, я обещаю, ничего плохого не будет. Пожалуйста, верь мне.
-Зачем ты это делаешь?
- Наитие! – Бодро говорит Джокер. – Немного запоздалое откровение о том, что нравится в постели красавцам, которые спят с чудовищами!
-Мне это не нравится. – Брюс так напрягся, что его пальцы аж скрючились. – Я точно могу тебе сказать, что ЭТО мне не нравится.
-Да мы еще и не начинали.
-Джокер! –Рыкает Брюс, и он уже не может стоять спокойно, и ствол пистолета вдавливается еще сильнее ему в поясницу, он даже не может его увидеть, и все что он слышит – это эхо воспоминаний о перестрелках, которые сейчас звучат громом в его ушах.
На мгновение Джокер убирает пистолет, и Брюс наконец вдыхает полной грудью, а затем Джокер полностью от него отодвигается, и все, что Брюс сейчас способен ощущать, это холодная пасть пистолета, вжатая ему в затылок, и:
-Чего ты боишься? – напевно и мягко говорит Джокер.
-Ты МЕНЯ боишься?
Брюс сжимает зубы, упирает ладони и лоб в стену, в которую Джокер снова его толкает.
-Я не… боюсь тебя. – Наконец выходит из него.
-Нет. – соглашается Джокер.
-Ты пушки боишься… - И Джокер нарочито медленно, даже скорее лениво скользит дулом пистолета по шее Брюса, от затылка до первого позвонка, затем вниз, к плечам, и с каждым затяжным сантиметром этого движения Брюс сжимается все сильнее, а дыхание его становится чаще.
-Не волнуйся… - мурлыкает Джокер, - я не собираюсь тебя убивать…
-Я только сделаю тебе очень… очень… приятно.
И возвращает пистолет вверх, упирая его в шею Брюса.
-Он тебе зла не причинит.
-Он… Убивает людей.
Джокер нежно посмеивается.
-Не пистолет… - шепчет он. – Сам пистолет никому зла не причинит. Знаешь, почему я это знаю?
Брюс задерживает дыхание и прикрывает глаза. «Просто терпи», - говорит он себе. Надо продержаться всего несколько минут, а затем Джокер положит пистолет, они это обсудят, просто надо стоять спокойно и все будет – ой, черт! – и все будет хорошо….
-Я ЗНАЮ, - говорит между тем Джокер, - потому что я сейчас нажму на курок.

А затем пистолет взлетает к затылку Брюса, резко на него надавливает, и Джокер нажимает на курок.

Брюс кричит. Он слышит звук выстрела – а слышал ли звук выстрела? Или это его разум утверждает, что выстрел должен был прозвучать? - и что-то теплое и мокрое потекло вниз, за воротник сорочки, и Брюс знает, он сейчас… что его подстрелили, и он сейчас умирает, и он ждет, когда же придет боль, пытается ощутить дыру в горле, как он задыхается, кровь, кровь повсюду….

Но выстрела нет. И боли нет. И он не умирает.
-Ну вот, видишь? – самодовольно говорит Джокер, а Брюс с болезненным стоном опускается на колени, вжимается в стену, у него гипервентиляция и его тошнит.
Всего лишь водяной пистолет. Детская игрушка. Краем глаза он видит его, ярко-зеленый и ярко-синий.
-Никогда… - рычит Брюс. –Не делай НИКОГДА больше ничего подобного!
Джокер встает на колени рядом с ним, протягивает руку и начинает гладить Брюса по волосам, криво ему улыбаясь.
-Это было отрицание отрицания, – указывает он, а затем наклоняется вперед, чтобы поцеловать Брюса.

Их языки встретились, рты обожгли друг друга, отрывистые дыхание Брюса захвачено ртом Джокера. Джокер мурлычет во время поцелуя, прижимается все ближе, улыбающийся, сладкий. Брюс отстраняется и пытается выдернуть водяной пистолет из рук Джокера.
-Положи его! – Требует Брюс.
-Не-а, - говорит Джокер, - Нет, я хочу…
Он тычет пистолетом в ребра Брюса и снова давит на курок. У Брюса перехватывает дыхание. Теплая вода пропитывает его сорочку, и он шепчет «Бля…» - прямо в губы Джокера.
Джокер ухмыляется и, абсолютно довольный, откидывается, чтобы посмотреть на Брюса.
-Ну, что я говорил? Кровь – то забурлила!
-Засранец! – И его брови подскакивают вверх. Он не может вдохнуть полной грудью, его голова взрывается, - Прекрати. Джокер, ты должен – прекратить. Убери его.
-Ага, а ты все еще боишься этого, - Джокер поглаживает дулом пистолета грудь Брюса, размазывая по ней водяные следы...
-Вот почему я так тебя люблю… - он страстно шепчет и целует Брюса в шею. – Ты до сих пор его боишься, хотя он совершенно явно безвреден, потому что ты… о, ты знаешь… По–настоящему знаешь… То, что вещь безвредна, не значит… О…да… Это не значит, что она не сможет быть – опасной.

-Это ты ведь о себе сейчас, – отмечает Брюс, уставившись в потолок и пытаясь снова научиться дышать.
- В яблочко, умник! – Джокер хмыкает, чуть ли не касаясь губами Брюса, прицеливается и без колебаний стреляет прямо в сосок Брюса. Брюс взвивается и бьется в объятьях Джокера.
-Это я! – напевает Джокер, - твой беззубый супруг-психопат. Ну разве я не сукин сын?
Брюс умоляет:
-Убери!
И пытается выговорить это самым умоляющим и страдающим тоном. Ему нехорошо, он не может думать, он дрожит, Джокер его не желает слушать... Еще один выстрел, прямо в нижнюю часть живота Брюса, и его бедра подскакивают вверх, вода льет вниз, прямо за пояс пижамных штанов.
Свободной рукой Джокер скользит вниз, чтобы охватить Брюса сквозь ткань. Брюс вялый, и он надеется, что это как-то собьёт Джокера с настроения и дальше мучить Брюса, но… уверенные движения руки Джокера разбивают эти надежды вдребезги. У Брюса моментально встает, и он уже тянется бедрами к руке Джокера. Стук сердца у него в ушах, быстрый, слишком быстрый. Джокер просовывает руку под пояс пижамных штанов Брюса, берет его член в руку, смотря Брюсу в глаза и хищно ухмыляясь, как кошка мышке.
-Стой, – задыхается Брюс.
-Не сейчас, - говорит Джокер. – Со всем этим адреналином….
Он крепко охватывает член и быстро дергает руку вверх, и в ту же секунду стреляет Брюсу прямо в сердце. Брюс снова кричит.
-А тебе это нравится! – Джокер жадно облизывает губы.
Словно тысячи вольт пропускают по всем нервам, снова и снова, с каждым ударом струи воды по коже, с каждым мельчайшим движением пальцев Джокера на курке. Член у Брюса стоит и сочится, потому что в какой-то момент страх становится возбуждением, и Госсподи ты Боже Мой, он просто ошеломлен! Поражен в самую сердцевину. Дыхание сбивается, когда Джокер поглаживает его, всего несколько минут, пара движений, а он уже почти кончил. Неохотно Брюс кивает Джокеру. «Да, мне нравится!», не желая произносить эти слова вслух. Просто немыслимо сказать вслух такое!

А ведь нравится. Нравится. Каждый раз, когда Джокер жмет на курок, Брюс нутром чует фантомную боль от зарывающейся в его плоть пули. Резкий звук выстрела, пуля разрывает кожу, плоть, вгрызается в жизненно важные органы, расплескивает кровь, которая хлещет из ран и лужами застывает на холодном асфальте. И это его ЗАВОДИТ. Страх обжигает каждый нерв, заставляет его корчиться в агонии, невыносимой, мучительной, возбуждающей, горькой и адски желанной одновременно. Он хочет кончить.

Джокер весь пылает, глаза жадно смотрят, как извивается Брюс.
-Я хочу тебя оседлать – задыхаясь, шепчет он, Брюс снова кивает, глаза закрыты, полностью сосредоточен на движениях пальцев Джокера и на теплой влаге, медленно стекающей по его груди. Джокер исчезает на пару минут, Брюс откидывается назад, на пол и решается все же открыть глаза и снова уставиться в потолок. Он тяжело дышит, и он полностью ошарашен. Джокер снова здесь, с смазкой и презервативом. Пока он подготавливает Брюса, рукоятка пистолета зажата у него в зубах. От мысли, что Джокер уже подготовился ко всему еще до того, как он даже переступил порог дома, Брюс почувствовал такой прилив тепла в низу живота, что даже заскрипел зубами. У него прямо перед глазами возникла картина, как Джокер трахает себя пальцами, растягивает себя, ожидая, когда Бэтмен вернется с патрулирования. Нетерпеливо… И при этом тщательно и маниакально планируя каждую деталь. Ну да, безвредный сукин сын, ага…
Джокер скользит вниз по члену Брюса, все вокруг него начинает кружиться как в карусели, цвета становятся невыносимо яркими, вещи приобретают острые и режущие углы. Он словно в лихорадке. Оба распалились, Брюс зажимает глаза руками и изо всех сил пытается сдержаться, чтобы не кончить слишком быстро, нет, не сдержаться, невозможно, эта жаркая теснота, это просто…
Джокер прижимает пистолет прямо к его подбородку. Брюс взревывает, отдергивает руки и со всей силы ударяет ими об пол. Боже. Боже ты мой…
-Это.. Классно, да? – Джокер задыхается, ухмыляясь как ненормальный.
-Тебе… нравится!
-Блядь! – стонет Брюс. – Блядь, да!
-У бедняжки Брюси кинк на пистолеты. – Джокер резко подает свои бедра вниз, и одновременно спускает курок. Вода бьет Брюсу прямо в подбородок. Вода стекает по шее Брюса. Он стонет.
-Милый! – скулит Джокер, - Ты мой! Мой..
-Твой, - благоговейно отзывается Брюс.
-Мо…жно я засу..ну его тебе в ро..рот?
Брюс готов взвыть. Он хочет взвыть, но у него не хватает дыхания.
-Давай.
Он задыхается и очень быстро кивает. Подбородок задевает пластик.

Бедра Джокера замирают, он крепко сжимает в себе Брюса, стискивает его бедра. Смотрит на него.
Глаза крепко зажмурены. Растрепанный. Открывший в ожидании рот. Трясущийся. Слезы бегут по его разгоряченному пылающему лицу.
Слепой и доверяющий.
И это лучшее, что может быть во всех мирах. Это как безумный лихорадочный сон. Возбужденный, так возбужденный… И в таком УЖАСЕ….
Джокер прокусывает свою нижнюю губу, и сердце у него просто готово вырваться из груди. Он сбрасывает темп, теперь начинает двигаться по члену Брюса, гладкому и твердому, медленнее, чувственнее, растягивая удовольствие.
-Эй… Это… вода…- Он шепчет это Брюсу, хотя и не знает, слышит ли он его вообще сейчас или нет.
- Милый? – Джокер говорит это, запихивая между зубами Брюса дуло пистолета.
-Это… Это вода… Я не причиню…
Брюс стонет прямо в пластиковое дуло, подается вперед, позволяя засунуть ему дуло прямо глубоко в глотку, лижет его, ощупывая языком каждый щелочку, каждую выпуклость, каждую трещинку. Джокер вжимает его в заднюю часть горла. Пальцы Брюса вцепляются в бедра Джокера. Тот приподнимается, и вдруг резко скользит вниз по члену Брюса и..
Блядь!
Он орет. Словно все его кости взорвались разом.
-Да! – стонет Джокер, - Хорошо…хорошо, Брюси… так.. так…
И заливается беззвучным хохотом.
Нажимая на курок и стреляя водой прямо Брюсу в горло.
Брюс захлебывается, задыхается, глаза вытаращены, он резко подбрасывает вверх бедра и беззвучно кончает в Джокера, Джокер с визгом кончает в тот же момент, покрывая покрасневшую грудь и лицо Брюса брызгами спермы.

Время исчезло.
Джокер словно завис в невесомости между двумя дыханиями. Тело Брюса извивается и бьётся между его алебастрово-белыми бедрами, горячий член пульсирует внутри Джокера. Пот промочил насквозь рубашку. Брюс так уязвим в этой позиции… То, что он позволяет себе быть под ним таким уязвимым…
Джокер его любит.
Так крепко любит…
Джокер наслаждается этим моментом, парит в нем, усмехаясь. А затем Брюс извивается под ним и сбрасывает с силой Джокера с себя, переворачивается и кашляет, кашляет, выталкивая воду из легких. Она капает с его дрожащих губ на паркет. Когда ему все-таки удается хоть как-то выровнять дыхание, он шепчет: «Блядь» в пол.
Джокер, так жестоко выкинутый из своего маленького посткоитального рая, наклоняется к Брюсу и притягивает к себе трясущегося мужчину. Брюс не возражает, и мертвым грузом сжимается на животе у Джокера. Нежно и успокаивающе поглаживая волосы Брюса, Джокер задумчиво говорит сорванным голосом:
- Это было что-то совершенно потрясающее…
-Да чтоб тебя… - Это единственное, что удается выдавить из себя Брюсу в ответ хриплым голосом. Он обнимает Джокера за талию, вжимается лицом в теплый живот своего любимого, прижимает свою измазанную спермой кожу к его рубашке.
-Ты был просто потрясающ!
Джокер воркует, наконец положив пистолет и гладя его обеими освободившимися руками. Нежные, мягкие, любящие прикосновения.
-Так хорош… И все это для меня…
Брюс нерешительно стонет и еще крепче прижимает к себе Джокера.
-Только… Только не смей больше устраивать такое дерьмо. Я же с сердечным приступом свалюсь.
-Тебе понравилось! – дразнится Джокер, и начинает его покачивать подчеркнуто сильно, улыбаясь и заставляя улыбнуться ему в ответ.
-Не делай вид, что это нормально. – Брюс ворчит это, и, пытаясь избавиться от укачивания, соскальзывает на пол и тянет Джокера с собой. Они прижимаются друг к другу и на мгновение закрывают глаза. Джокер расслабляется, тихо улыбаясь на плече Брюса.
- Думаю… – шепчет Джокер, - Я все еще капельку ОПАСЕН…
Брюс фыркает и целует щеку Джокера.
-Ага – говорит он без особой радости… - Думаю, в этом-то ты прав…


Бонус от переводчицы


Trust I seek and I find in you
Every day for us something new
Open mind for a different view
And nothing else matters

Я искал доверия - я нашёл его в тебе
И каждый день несет что-то новое тебе и мне
Я открываю с тобой другую точку зрения
Лишь ты и я. Другое - не имеет значения.


@музыка: nothing else matters

@темы: перевод, Фанфики, Слэш, Джокер, Бэтмен, NC-17

Комментарии
2016-08-18 в 01:54 

Joygirl
Do what thou wilt shall be the whole of the Law!
Вот это конфетка! Отличный фик, отличный перевод и непередаваемо будоражащая атмосфера! Ухх, я под впечатлением. Благодарю! :white:
...Хочется побольше подобных фиков... И да, эта песня одна из моих любимых. :lip:

2016-08-18 в 13:16 

sarantuya
Видала я котов без улыбки, но улыбки без кота!
Спасибо за перевод, Мина.
Я наверное окажусь одной из немногих, кому фанфик не понравился. Тотальный OOC. Подобных романтических отношений с совместным проживанием между Бэтменом и Джокером просто невозможны, на мой взгляд. Оттого работа показалась мне чересчур "женской" и бессмысленной.

2016-08-18 в 17:52 

The Queen of Crime
Du bist meine perfekte Droge
Мне понравилось, довольно горячо.
Но соглашусь, что ООСно (Sarantuyа права)
И еще я бы перевела "Крупный калибр". Правильнее говорить крупнокалиберное орижие/оружие крупного калибра, а то слово "большой" вызывает неправильные, смешные ассоциации.

2016-08-18 в 19:42 

Joygirl
Do what thou wilt shall be the whole of the Law!
слово "большой" вызывает неправильные, смешные ассоциации.


Ыыыы)) Может, в том и суть?;)


Да, вспомнила, Мина, поправьте, пожалуйста: У бедняжки Брюси... . А в остальном, повторюсь, всё отлично.:)

2016-08-18 в 23:27 

mina_tcepesh
Ни стыда, ни совести...
Спасибо, Вы меня вдохновляете!
sarantuya, а почему бы и нет? У каждого автора свой взгляд... И жизнь бывает куда необычнее, чем мы можем предполагать... Вы меня натолкнули на идею насчет нового перевода, благодарю)

Joygirl, Да-да, я именно эти ассоциации и имела ввиду, перевод названия сделан с злым умыслом)))

Я рада. Все, что я делаю - я делаю для Вас). И для B&J, конечно же!

2016-10-13 в 13:02 

Мюсли-директор
Say HELLO melancolia
Большое спасибо за паревод. Фанфик вызывает множество противлречивых эмоций, и, не смотря на вроде бы очевидную оосность, я не соглашусь, герои как живые, Вижу джокера, вижу брюса. Сожаление о потерянной хищности, приобретенной мягкости, тяжесть и шаткость такого положения, страх перед разрушением построенного, резонанс двух я, интересный фетиш. Побольше бы таких

2016-10-13 в 13:03 

Мюсли-директор
Say HELLO melancolia
Большое спасибо за паревод. Фанфик вызывает множество противлречивых эмоций, и, не смотря на вроде бы очевидную оосность, я не соглашусь, герои как живые, Вижу джокера, вижу брюса. Сожаление о потерянной хищности, приобретенной мягкости, тяжесть и шаткость такого положения, страх перед разрушением построенного, резонанс двух я, интересный фетиш. Побольше бы таких

2016-10-13 в 13:42 

mina_tcepesh
Ни стыда, ни совести...
Мюсли-директор, Всегда пожалуйста, рада стараться. Надеюсь, следующий фик, который у меня в работе, Вам тоже понравится)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная