mina_tcepesh
Ни стыда, ни совести...

Агония. 15 глава.
Название: Agony
Автор: wbss21
Переводчица: mina_tcepesh
Рейтинг: NC-17
Жанр:
преслэш, драма, насилие.

Примечание переводчицы: Последний кусочек кактуса. Ребята и девчата, я решила Вас порадовать и выложить сразу две главы! Наслаждайтесь!
Предыдущая 14 глава freaklikme.diary.ru/p211563262.htm

Он внимательно уставился на медленно подживающие синяки, которые опоясывали его обнаженный торс и особенно явственно красовались на левом боку. Затем положил на них пальцы и надавил, горько усмехаясь.

Переломанные кости подживали достаточно быстро. Особенно если учесть, что последнее время выдалось на редкость беспокойным. Он же ненавидел просто рассиживаться, когда ВСЕГДА вокруг столько веселья, к которому можно приложить руку. Сидеть на месте и не высовываться – о, это бесконечно огорчало и разочаровывало его.

Он добрел тогда до трущоб Ист-сайда, идти пришлось пешком, так что добирался он несколько часов. Затем нашел себе укрытие в одном из заброшенных доков, который использовался когда-то для починки кораблей. Таких заброшенных зданий здесь было полно.

С какой стороны ни посмотри, а ситуация определенно была невеселой.

Пришлось как следует заняться своим здоровьем. После того, как он сначала вызвал к себе того врача, который вправил ребра, а после – отослал его, Джокер был практически полностью предоставлен самому себе. Выбирался за пределы убежища он только ранним утром, украсть себе немного еды - и снова затаиться.

Единственный человек, кроме доктора, с которым он вышел на связь за последний месяц был парень по имени Гроучо, подай-прими, пацан на побегушках. Он приказал ему привезти его коллекцию костюмов, которые были припрятаны в одном из укрытий, на противоположном конце города. В принципе, вот и все.

После он приказал Гроучо дать знать, если будут какие-то слухи о Бэтмене, но время шло, а ничего нового не было слышно. Джокер был в замешательстве. Он ожидал, что этот шут гороховый перевернет полгорода вверх дном, пытаясь его разыскать, а вот уже несколько недель он даже носу не показывает на улицы. Как-то на него совсем не похоже…

В газетах писали, что Шарпа сняли с его должности директора, пнув под зад заодно и его лакея Стивенсона, но, разумеется, никаких официальных обвинений выдвинуто не было.

Шарп потрудился выступить перед прессой, и брызгая слюной доказывал, что все обвинения – чушь и клевета.

- Для меня достойны сожаления люди, которые настолько легкомысленны, что готовы поверить обвинениям, которые совершенно явно – бред сумасшедшего, и не принимают во внимания мои аргументы. Джокер – психически нестабильная личность, страдающий манией величия, тяжелой формой паранойи, галлюцинациями. Не говоря уже о том, что он патологический лжец! Он хладнокровно убил двоих моих помощников! Ослепил еще одного! Все эти абсурдные обвинения лживы от первого до последнего слова, и я ни секунды не сомневаюсь в своей полной невиновности, и буду отстаивать ее перед лицом закона!

Джокер закатил глаза при этих словах. Ладно, мыш был прав насчет его смещения, только этого было мало. Все равно, даже если официально выдвинуть обвинения, что и в правду с его стороны смотрелось бы смехотворно, ни малейших шансов на получение обвинительного приговора не было. А то, что его сместили с директорского кресла… Для Джокера это ничего не значило.

А вот что Джокера не просто бесило, а буквально выводило из себя, так это то, что теперь весь мир знает, что он пережил. Всю историю долго и тщательно обсасывали в передачах, зашли так далеко, что перепечатали фотографии его избитого и покрытого синяками тела, которые, оказывается, в тайне от него сделал Бэтс, и показывали их в ночных новостях. Так что теперь все всё знали.

Когда он узнал об этом, у него была самая настоящая бурная истерика, он перевернул всё в своем убежище вверх дном, разбил на мелкие кусочки всё, что только можно было расколотить. Дико хотелось пойти наружу и убить хоть кого-то. Но это привлекло бы внимание, и уменьшило бы шансы на скорую месть.

Теперь он просто не видел другого пути. Он убьет Шарпи и его телохранителей, да еще так, что всех мороз пробирать будет от одной мысли об этом. Это будет грандиозное и незабываемое представление.

И если кто-то сейчас решил, посмотрев эти передачи и полюбовавшись на фото, что Джокера уже можно списывать со счетов, что он слаб и ни на что не пригоден… Так вот. Пусть подумает еще раз. После того, что он сделает – пусть дважды подумает.

И это полностью вина Бэтмена, думал он. Если бы он просто оставил его в покое, Джокер бы тихонько расправился с этой маленькой проблемой, и никто бы ничего не узнал.

Что же. Похоже, самое время. Завтра ночью он выдвигается и, пожалуй, наконец нанесет бывшему Директору визит, который, к его прискорбию, пришлось отложить так надолго.

****


Он предупредил Альфреда, что им придется отправиться на некоторое время в Вашингтон, и дворецкий ни словом ему не возразил, даже не задал ни одного вопроса.

Брюс все же сказал, что, мол, сейчас ему необходимо срочно собрать как можно больше улик по делу, которое он сейчас расследует, но не стал вдаваться в подробности.

Альфред в ответ как-то недоверчиво на него посмотрел и спросил, не связано ли это расследование с Джокером? Хотя, если судить по его тону, он не спрашивал, а скорее – совершенно точно был в этом уверен и требовал подтверждения.

Брюс солгал. Он ответил, что нет. И сразу же почувствовал раскаяние. Но почему-то, по каким-то неясным даже для самого себя соображениям, он не хотел, чтобы Альфред узнал о его находке. И о том, что Брюс чувствует по этому поводу.

Разумеется, Альфред сразу же почуял, что тот что-то скрывает. И Брюс это прекрасно понимал. И понимал, что не дело Бэтмену уезжать из города, в котором разгуливает на свободе пусть и раненый, но вполне способный много чего натворить клоун. Но он очень странно чувствовал себя по поводу всего произошедшего, и был не в состоянии поделиться тем, что открыл. Это было безумие. Абсурд какой-то. Он доверял Альфреду как никому другому, да он, не колеблясь ни секунды, доверил бы ему свою жизнь… Но для него то, что он увидел тогда там, в пещере, на этих записях – это было чем-то особым, только для него, и никому больше не было позволено увидеть это. Словно дать прикоснуться хоть кому-то другому к пленкам было бы не правильным.

И вот они здесь, в Вашингтоне. Бэтмен замаскировался, используя накладной нос и прилепив себе козлиную бородку, и теперь днями бродил по улицам, пытаясь разыскать хоть кого-то, кто вспомнит мальчика по имени Антон. Единственной зацепкой была фотография Антона, один из удачных кадров на пленке.

Прошла уже пара недель. И – ничего. Никто ничего не знал, и мальчик на фотографии тоже был никому не знаком. Брюс уже готов был сдаться. Он собрался сообщить Альфреду, чтобы тот подготовил вещи и заказал билеты на завтра, когда, вообще особо ни на что не надеясь, подошел к чернокожему мужчине около сорока и протянул ему фотографию.

- Скажите, вы не видели Антона? - Он, разумеется, ожидал услышать уже знакомый ответ, мол, нет, никогда не видел, который он успел за сегодняшний день услышать уже пару сотен раз точно.

Но мужчина уставился на фотографию, затем протянул руку, взял ее у Брюса и поднял к глазам, внимательно всматриваясь.

- Ну да. Антон. Я его знаю. – Сказал он. – Ну надо же… Годами о нем не вспоминал. – Он вернул фото Брюсу.

- А я-то думал, что его уже давно как прикопали, ну или типа того, да…

Сказать, что Брюс был поражен – это значит ничего не сказать. Он смотрел на мужчину и просто глазам своим не верил.

- Э, а кто интересуется, а? – Спросил тот.

- Друг. – Ответил Брюс, и поразился невольно вылетевшим словам. – Мы знакомы целую вечность.

- Вечность – это сколько, парень? Потому что я помню Антона, когда он еще пешком под стол ходил. Куда моложе, чем на этой твоей фотке.

- Мы познакомились в приюте. Я сирота. – Ложь сама ложилась на язык. – Это в Готэме.

- О, правда!? – Мужчина слегка расслабился и сейчас казался куда более открытым. – Готэм!? Чувак, Антон постоянно трындел о этом городе, и о приюте. Как скучает по своим корешам, которые там остались, ну и все такого рода…

Брюс кивнул.

- Вау, это же просто как на машине времени проехаться в прошлое, чувак! Боже, сколько же лет я об этом пацане даже не вспоминал…

- А сколько вы были знакомы? – Спросил Брюс.

Мужчина задумался, и машинально слегка заломил шляпу на затылок.

- Ну… Где-то около пяти лет. А встретились… Дайте подумать… Ну, чуть больше двадцати лет, где-то так. Слушай, я предлагаю пойти в ближайшую кофейню, взять по чашечке кофе, ну или что ты там пьешь, и поговорим поподробнее, лады?

- Хорошо. – Кивнул Брюс. – Это было бы неплохо.

Они быстро нашли рядом небольшую кафешку, пристроились в тихом уголке и начали свой разговор о мальчишке с фотографии.

- Антон… Он был забавным пацаном. – Начал человек, который представился Брюсу как Тимоти.

- Я тогда тусовался с одной бандой. Мы были довольно крутые ребята. – Он засмеялся. – Ну, мне тогда так казалось. По правде – просто хулиганы. Не то, чтобы мы были особо жестокими… Так, бесились без удержу. Ну, долго-коротко, мы за собой держали этот район. Только, понимаешь, друг, двадцать лет тому назад здесь даже близко-около не было такой роскоши. Окраина города. Захолустье. С подползающими трущобами. Раньше этакий приличный пригород с белым заборчиком, из которого все белые спешно свалили. – Он хмыкнул.

- Ну, в общем, однажды мы с бандой просто вышли прошвырнуться. Так, потусоваться, помаячить на улице. Только никому не говори! – Он наклонился к Брюсу, и чуть ли не прошептал ему в ухо.

- Ну, и мы приметили кое-какое место, ну, ты понимаешь, в куда более обеспеченном районе, и решили, как раз в этот день, нагрянуть без приглашения и осчастливить его своим визитом… Так что после, как сейчас помню, мы просто слонялись громили все вокруг. Было забавно. Билли как всегда зажигал. Билли мой лучший друг, до сих пор. А тот парень… Он был прямо клоун какой-то.

Брюс сразу вскинулся и наклонился поближе, кивая.

- Ну так вот. Он там носился, бесился, гонял по этим тупикам между домами, пугал бомжей, которые устроились спать в мусорниках. Он откидывал крышки контейнеров, орал как ошпаренный черт, и эти отбросы шугались и разбегались от него как тараканы.

Он снова засмеялся.

- Ну, в общем, добрались мы то ли до пятого, то ли до шестого тупика. Он продолжал, мы смотрели, как он полез к очередной мусорке, открыл крышку, затем захлопнул, заорал нам, что там никого. Побрел к нам, и по пути пихнул мусорный мешок, ну, знаете, такой большой, который стоял у стены. А этот мешок возьми и закричи! Блин, мужик, да мы чуть из штанов своих от неожиданности не выпрыгнули!

Он хихикнул.

- Как-то не ожидаешь ничего подобного, сечешь? Внезапно один из этих черных мешков начал шевелиться, и оттуда выползает парень, весь заляпанный какой-то дрянью. И моей первой мыслью было – Ба, да это же карлик! Но потом мы присмотрелись поближе – не, это был всего лишь мальчишка, и, блин… Чувак, он был реально замученный. Он совсем погано выглядел, так, словно он уже месяцами не мылся. И он был запуганный. Глаза как плошки, чуть ли не светятся на этой заляпанной чумазой мордашке. Ну а Билли, понимаешь, он привык крутого из себя корчить, так что он пошел к малышу, схватил его за перед рубашки, вздернул вверх и начал на него пялиться.

- Эгей, и кто это тут у нас объявился? – Спросил он.

А пацан… Он действительно очень плохо выглядел. Маленький, щуплый, кожа да кости. Слушай, да я ведь понимаю, чего он так напугался. Этакие бугаи, чуть ли не мужики 18 и 19 лет. А он – да ему едва ли десять тогда было. Ну накрайняк – одиннадцать. Да он и на десять лет-то не тянул. И ничего не говорил. Просто смотрел в ответ на Билли дикими глазами. Ну, в общем… Я тогда не выдержал.

-Эй, чувак. Билли. Это же просто пацан.

- Тим, я в курсе. – Мальчишка покрупнее и постарше засмеялся. – Тебя как зовут, пацан?

И если бы они могли увидеть лицо мальчика под покрывающим его слоем грязи, то они увидели бы, как он моментально побледнел.

- Вы же… Не убьете меня, да? – Еле пропищал он.

Ребята дружно рассмеялись.

- Нет, ты чего. Тебя, походу, уже чуть не прибили. – Хмыкнул Билли. – Тебя как звать?

- А…Антон. – Ответил мальчишка дрожащим голосом.

-А.. Антон?! Что за дурацкое имя?! – Засмеялся Билли.

Антон ничего не ответил, только в замешательстве воззрился в ответ. Он явно не понял соль шутки.

- Слушай, ты, что ты здесь делаешь? У тебя что, дома нет? – Тим решил перестать толочь воду в ступе и серьезно выяснить у мальчишки, почему тот здесь.

Антон покачал головой.

- Ты бездомный? – Спросил с удивлением Джон, еще один парень из их компании.

Мальчик промолчал.

- Эй, так не пойдет. Надо позвонить в полицию.

- НЕТ! – Внезапно вскрикнул Антон. – Нет, пожалуйста, прошу Вас, не надо… Не звоните. Они же найдут меня, если Вы позвоните.

Они в замешательстве посмотрели на него.

- Кто тебя найдет? – Спросил Билли, наконец отпустив рубашку и позволив ему твердо встать на землю.

Он смотрел на них умоляющими глазами. И покачал головой.

- Слушай. Антон. У тебя есть родня? Родители? Кому мы можем позвонить?

Снова мальчик покачал головой.

- Родители умерли. – Сухо и без эмоционально сказал он.

- Что, правда? – Пораженно переспросил Тим.

Билли смягчился, он наклонился и пристально посмотрел Антону в глаза.

- И когда это было, здоровяк? – Спросил он уже куда более дружелюбным тоном.

Снова тот потряс головой.

- Это… Давно. Очень давно. – Замялся он.

- И что произошло? - Влез Джон со своим тупым вопросом. Остальные члены банды недовольно на него шикнули.

- Попали в автомобильную аварию. – Он уже почти прошептал это, отвернулся, глаза словно застыли, глядя в какую-то точку на стене за их спинами.

- И что, вообще никого не осталось? Бабушки-дедушки? Дальние родственники?

Антон покачал головой.

- Друзья?

Снова покачал. Нет.

- Слушай. Надо позвонить в полицию. – Снова предложил Тим.

- НЕТ! - Антон начал пятиться от них. – Пожалуйста….

Горло перехватило, голос дрогнул, и тут он начал плакать. Слезы полились из глаз, потоком побежали по щекам.

- Они же найдут меня… - Наконец выдавил он едва слышно.

- Нет. - Билли выпрямился и посмотрел на других. – Не знаю, о чем этот пацан мелит, но он напуган до чертиков. Да и с каких это пор мы стали иметь дела с легавыми? Тим, мы, вообще-то, не образцово-показательные добропорядочные граждане!

- Да знаю, Билл, знаю… Просто, ну смотри… - Он ткнул в сторону Антона. – Да он вообще едва жив. Парень выглядит так, словно бомжевал в пещере.

- Ах так? – Билли сказал это таким тоном, словно заранее отметал все возможные возражения. – Значит, берем его с собой.

- Берем с собой? Билли, ты что. Это же ребенок! Как это мы сможем заботиться о ребенке, а?

- Да легко. Просто будем о нем заботиться, и все. Как мы заботимся друг о друге.

Тим потрясенно покачал головой. Он не верил своим ушам. Билли был их главарем. То, что говорил Билли должно было исполняться без малейшего возражения. Но это… Это было глупо и безрассудно.

- Ну зачем? – Наконец спросил он. – Нахрен нам ребенок? Он только будет мешать и путаться у под ногами!

- Мне он нравится, ты, придурок! – Объяснил Билли, словно это был железный аргумент. – Научим его торговать, отправим работать. Всем нравятся милые маленькие мальчики, точно? Им доверяют. Будет для нас толкать товар.

- Слушай, Билли… Я не знаю… - Заныл Джон. - По-моему, это плохая мысль.

- Да мне пофиг, что ты там думаешь! – Взвился Билли и затем шумно выдохнул. – Слушай, если пацан будет нас доставать, мы просто вышвырнем его обратно на улицу, лады?

Другие члены банды молча смотрели на него.

- Что скажешь, Антон? Хочешь присоединиться к нашей банде? - Билли повернулся к пацану, упер руки в бока и посмотрел на него.

- А у меня что, есть выбор? – Хмыкнул Антон, вытирая глаза тыльной стороной ладони.

Билли рассмеялся.

- Умный парень. Видите? – Он снова посмотрел на Тима. Джона. А затем опять на Антона.

- Конечно, у тебя есть выбор. Можешь оставаться здесь. Но поверь, если ты пойдешь с нами, тебе будет намного лучше. Потому что сейчас ты выглядишь так, словно тебе не помешает капелька помощи.


*****


- Антон понимал, что Билли прав - Тимоти взял чашку с кофе и сделал небольшой глоток. - Так что он пошел с нами.

Брюс ждал, пока мужчина о чем-то думал, рассеянно помешивая ложкой в черной жидкости. Наклонил голову набок, словно прислушивался к своим мыслям, а затем расхохотался и покачал головой.

- А знаешь, мы отлично проводили время с этим парнем. – Он хихикнул, а затем снова словно на какое-то время погрузился в воспоминания. - Он был по-настоящему другим. Понимаешь, о чем я? Он был на самом деле очень умен. И такой застенчивый. И добрый. У этого пацана было просто золотое сердечко. Даже мухи не обидит.

Брюс ошарашенно на него посмотрел.

- Что, правда? - Он едва совладел со своим голосом, пытаясь не выдать удивление.

Тим согласно кивнул.

- Ну да. Я уже сказал, мы были крутой бандой. Ловили, выкручивали руки, грабили, чистили карманы тем, кому не повезло оказаться у нас в руках. Ну да, иногда грабили магазинчики. Стволы мы с собой не носили, ничего настолько криминального, но все же… Нас нельзя было назвать неженками. – Тимоти покачал головой. - Мы были тупыми придурками.

Брюс понимающе кивнул.

- А малыш Антон, мы начали его так звать, малыш Антон, он ведь был тощий как скелет, напрочь отказывался во всем этом участвовать. Да ему даже карманные кражи претили, представляешь? И постепенно мы начали думать, что с этим надо что-то делать. Он же был явной обузой, мы никак не могли придумать, куда его пристроить. Но продолжали за ним приглядывать… Этот пацан нам действительно нравился.

И вот однажды сидели мы на ступенях одного из домов и Билли откуда-то добыл колоду карт. Он любил фокусы. И даже кое-что умел показывать. Начал их тасовать, и тут Антон прямо глазами в него впился. И попросил дать ему попробовать.

*****


Они засмеялись.

- Что, хочешь попробовать, пацан? – Билли искренне забавлялся. – Ну, давай. - Он передал Антону колоду.

И, спустя минуту, опешив, смотрел, как он начал тасовать карты почти так же умело, как Билли.

- Ого, ну ничего себе! - Билли похлопал его по плечу, останавливая. - Ты где так наловчился?

- Следил за тобой. - Ответил Антон.

- Что, правда? - Билли просто поверить не мог.

Антон кивнул.

Он говорил истинную правду.

Он всегда с легкостью обучался новым навыкам.

Достаточно было пристально следить.

*****


- И Антону это дело сильно по душе пришлось. Все эти гребанные фокусы. Ему нравилось устраивать представление. До этого его сильно грызло, что он обуза, не может приносить нам пользы. И предложил, почему бы ему не устраивать магические представления на улице, и таким образом что-то нам подзаработать. И мы согласились. Звучало здорово. Билли начал с ним заниматься и учить всему, что сам знал. Чувак… - Тимоти потряс головой. - Ты можешь представить, что меньше чем через год пацан уже делал то, чему Билли его обучал лучше, чем это получалось у самого Билли. А потом он сам стал придумывать новые фокусы, новые трюки, со всеми этими картами, платками и свечками.

Он со смехом ударил рукой по столу.

- Он стал настоящим профессионалом меньше чем за год, я тебе отвечаю!

Брюс улыбнулся, кивнул, и вспомнил приснопамятное шоу, которое для него устроил Джокер там, в пещере. Ну, теперь-то он знает, где тот научился своим трюкам, и приятно было осознавать, что его предположение о том, что Джокер научился всем этому еще мальчишкой, подтвердились.

Тимоти продолжил.

- И он начал устраивать представления. Устраивался где-нибудь на углу улицы, на границе нашего квартала, и начинал. Собирал толпу. И вскоре он уже приносил хорошую кассу. В смысле, по-настоящему хорошую. Потому что он действительно стал мастером, понимаешь ли. Все у него получалось так естественно, а сам он был весьма харизматичен. Публика его просто обожала. И знаешь, мы вот ни на секунду не сомневались, что когда Антон подрастет, то станет самым знаменитым фокусником в мире.

Он снова рассмеялся, но на этот раз смех казался натужным, и вскоре прекратился. А человек, сидящий напротив Брюса, загрустил.

- Билли просто трясся над пацаном. - Продолжил он. – Присматривал за ним так, словно это был, ну, не знаю, его младший брат. Особенно после того, как тот начал устраивать эти представления. Мы же все понимали, что Антон не способен постоять за себя. Что бы он там не говорил. Он был тощим и слабым, а еще слишком добрым. А добрые, к сожалению, долго не живут. Да и, сам понимаешь, сколько разных людей ходят и высматривают хорошеньких мальчиков. Люди, которые кайф ловят от того, что причиняют таким мальчикам боль. Люди, для которых это наслаждение. Понимаешь, о чем я?

Брюс кивнул. Знал. Причем слишком хорошо. И хмыкнул от невольной иронии...

Потому что Джокер был именно таким человеком.

- Так что мы всегда были как на иголках, когда отпускали пацана идти куда-то самому по себе. Но он настаивал. И понимал, что если люди заметят кого-то из нас поблизости, то начнут думать, что это не волшебное шоу, а какой-то лохотрон.

Брюс кивнул.

- Так что, мы отпускали его самого по себе. Обычно все проходило гладко. Ну… - Он замялся и посмотрел в чашку.

Брюс наклонился поближе, молча ожидая продолжения.

- Пока это не случилось. Мы все вместе шли по Банк Стрит. Он должен был там давать очередное представление. Мы решили просто подойти, встать в сторонку и притвориться зрителями. Типа, пришли посмотреть шоу, ну и что, с кем не бывает… А потом увидели парней из другой банды, и зевак, которые столпились и глазели, как кого-то избивают. И мы почуяли… Мы почуяли, что бьют Антона.

Он снова прервался.

- Билли рванул вперед. Да я в жизни не видел, чтобы он мчался так быстро. И, надо сказать, мы все поднажали, и если и отставали, то ненамного. И когда мы до них добежали, там трое повалили Антона на землю и избивали его. Дубасили его, пинали ногами, колотили так, что он весь скорчился, и никто, никто даже не пошевелился. Трое бугаев избивали мальчишку – и никто из толпы даже не пошевелился. – Тимоти затряс головой.

- Ужасно. – Согласился Брюс.

Тимоти кивнул.

- Билли добыл свой травмат и начал стрелять. Сначала в первого, потом во второго. А затем уже и мы подоспели. Мы вчетвером чуть не прибили их. Нет, правда. Мы так их отделали, как никого и никогда. И пригрозили, что если они еще хоть раз покажутся, то мы их уроем. И, знаешь, мы тогда не шутили.

Тимоти снова замолк, смотря мимо Брюса, словно видел что-то за его спиной.

- Они заслужили это, понимаешь? - Тихо сказал он. - Они заслужили это. За то, что сделали с Антоном.

Затем он снова молчал. Долго. Только перевел взгляд на чашку. Сидел. Думал. Помешивал кофе. Брюс молчал и даже не пытался заговорить.

- Когда мы наконец вернулись к пацану, он был избит чуть не до смерти. Лицо все окровавлено, да его почти что узнать было невозможно. Руку сломали. А он был… Прямо весь перекручен. В смысле… Он же был всего лишь ребенок. - Тимоти покачал головой. – Он никогда и никому не причинил боли.

- Я знаю. – Сказал Брюс.

Мужчина пожал плечами.

- Он месяцы поправлялся. А потом настоял на том, чтобы вернуться сюда. На эту же улицу. Мы не хотели его отпускать. Но он просто не желал слышать наше нет.

- Что-то снова произошло? – Спросил Брюс.

Тимоти покачал головой.

- Не-а. Мы уже глаз с него не спускали. Один из нас всегда был на стрёме. Стоял где-нибудь подальше и следил, чтобы ничего не пошло косо. Ну, ты понимаешь. Ну и да, несколько раз парни из той банды показывались, собираясь избить Антона, но достаточно было тому, кто за ним присматривал, просто показаться, как они отваливали. Поджимали хвосты и мчались впереди своего визга. Никогда не решались выйти против того, кто на самом деле мог дать им отпор.

- А что случилось? Как вы потеряли связь с Антоном?

Тимоти пожал плечами.

- Он исчез. Это здесь часто бывает. Раз – и исчез.

Он посмотрел на Брюса так, словно попросил его не объяснять. И Брюс кивнул. Он великолепно понял, о чем идет речь.

- Он был подростком. 14-15, где-то так. И мы как раз решили, что пора ему снова дать возможность быть самому по себе. Что теперь он подрос, и это безопасно. Однажды он собрался, вышел – и просто не вернулся.

Он покачал головой.

- И все. Больше я о нем ничего не слышал. И он не передавал весточку. Словно был – и нет. Мы неделю его искали. А потом просто решили, что, скорее всего, надо смириться с худшим сценарием.

Брюс кивнул.

- Вы подумали, что его убили?

- Ну, или сначала изнасиловали и пытали, а затем – убили. Сами понимаете. Здесь много чего плохого может произойти с мальчиком, который оказался без присмотра. Мы думали, может до него добрались те, кто тогда не добили. А может, столкнулся с психопатом. Откуда нам знать. Он исчез. И мы ничего о нем не знали… До сегодняшнего дня.

И снова Брюс кивнул.

- Мистер?....

- Бредшоу.

- Мистер Бредшоу. – Он встал, протягивая ему руку. – Вы очень сильно мне помогли, вы даже не представляете, как я Благодарен Вам за то, что Вы уделили мне столько времени.

- Не проблема, браток. - Тимоти принял рукопожатие и тепло ответил на него. – И спасибо за кофе.

Брюс улыбнулся, кивнул и начал обходить стол, направляясь к выходу.

- Эй! – Его остановил выклик из-за спины. Он обернулся.

- Как ты думаешь, Антон еще жив? - Спросил мужчина. В голосе его явно звучала надежда.

- Простите. Но я не знаю. – Ответил Брюс. – Но я очень надеюсь, что да.

- Слушайте, если его найдете… Скажите, что Тим из Вашингтона все еще его помнит. Скажите… - Он запнулся. – Скажите, что я по-прежнему ему друг, и что я надеюсь… Очень надеюсь, что мы скоро свидимся.

Брюс улыбнулся, но улыбку ему на этот раз пришлось выдавливать из себя силой. Потому что он уже знал, этого он передавать не будет. Он совершенно определенно знал, что этот человек никогда больше не увидит Антона, потому что Антона больше не существовало.

Тимоти знал Антона, но Антон уже канул в небытие.

- Конечно, Тимоти. – Он улыбнулся и кивнул. – Еще раз громадное спасибо.

****


Джокер стоял в тени небольшой рощицы, прямо через дорогу от большого загородного дома. Приближалось время заката, так что пока его субтильная фигура скрывалась в глубокой тени, которая падала от деревьев.

Его никто не видел.

А вот он видел всех.

Двое охранников стояли по обе стороны входной двери. Достаточно напряженные и внимательные. И понятно, кого именно высматривают.

Одна из занавесок, прикрывающих большое окно, судя по всему, гостиной, отодвинулась, и он увидел малютку девочку, скачущую вприпрыжку по комнате. Она радостно и возбужденно улыбалась, а еще через пару секунд в поле зрения появился мужчина, преследующий ее, который тоже улыбался и, судя по всему, смеялся.

Этот человек был Квинси Шарп.

Джокер хмыкнул.

- Ваше низвержение с высот Аркхэма, похоже, особо Вас не беспокоит, дорогой доктор Шарп. – Тихо пробормотал он себе под нос.

- Судя по всему, надеетесь на триумфальное возвращение? - Он ухмыльнулся, и у него перед глазами снова пронеслись все те пытки.

О, да. Он покажет ему, как пытать. Такие пытки, до которых его жалкий умишко просто даже никогда не додумается. Шарп очень скоро поймет, что те методы, которые использует Джокер, куда уж эффективнее для того, чтобы напрочь раздавить кого-то.

И Джокер лично устроит ему мастер-класс.

Его руки сами сжались в кулаки. Зубы сжались. Но также внезапно, как нахлынула, ярость и пропала. Сейчас он широко улыбался, а тело его было совершенно расслабленно.

- Ну надо же, какая тут у нас миленькая маленькая девочка…. – Начал он напевать вслух, выбираясь из-под сени деревьев. - Какая милая… маленькая… девочка…

@темы: перевод, Фанфики, Слэш, Джокер, Бэтмен, NC-17