A Batman/Joker slash community

07:00 

18+ (Насилие). Агония. Глава 16

mina_tcepesh
Ни стыда, ни совести...


Агония. 16 глава.
Название: Agony
Автор: wbss21
Переводчица: mina_tcepesh
Рейтинг: NC-17
Жанр: преслэш, драма, насилие.
Примечание переводчицы: Очень динамичная глава. Итак, Джокер добрался до Шарпа...
Предыдущая 15 главаfreaklikme.diary.ru/p211563922.htm

Он идет по улице, двигаясь по диагонали, а не по прямой линии, широкополая шляпа была надвинута, скрывая лицо, но он все равно держится так, словно имеет полное право идти здесь, сейчас и скрывать ему абсолютно нечего.

Двое охранников на веранде сейчас следят за ним, а он – следит за ними. Они не видели, как он вышел из-под деревьев, и теперь, прогуливаясь по тротуару, он неспешно шагает вниз по улице, в сторону дома.

Он мог без проблем пристрелить их прямо с этого места. Он ведь просто великолепный стрелок. Одна из вещей, которые он особо не афишировал на публику. Но сейчас у него не было при себе глушителя, а шум мог испортить все веселье.

Охранники взяли наизготовку свои ружья, и напряглись, с опаской поглядывая на случайного прохожего.

Но он не собирался дать им возможность воспользоваться этими игрушками.

Он не обращает на них внимания, продолжая идти вперед, минуя веранду, всем видом показывая, что ни капельки не интересуется ни происходящим, ни домом, ни теми, кто стоит на крыльце. Охранники пристально на него глядят, но уже стемнело, уличные фонари дают только тусклый рассеянный свет, так что опознать его им не удается.

Внезапно он замирает, поворачивается, рот растягивается в дикой ухмылке, настолько широкой, что ее просто невозможно представить на лице обычного человека.

- Господа, добрый вечер! – Восклицает он.

Он видит, как их зрачки расширились, глаза распахнулись, как они замешкались, понимая, кто это сейчас был перед ними. Мгновение – и ножи, спрятанные в рукавах, оказались в умелых пальцах, которые их раскрыли и бросили, один за другим, направляя в незащищенное горло сначала одного охранника, а затем, повернувшись, и второго.

Клинки рассекают горло и яремные вены легко, как масло, и охранники в долю секунды валятся на землю, один за другим, булькая и плюясь кровью.

Джокер неторопливо и изящно поднимается по ступеням и встает на колени между ними.

- А еще я настоящий мастер в метании ножей. - Говорит он вслух, продолжая диалог с самим собой насчет того, какой он хороший стрелок. Затем обращается к охранникам, словно то, что он говорит, на самом деле было продолжением разговора, который они вели между собой до того, как его так некстати пришлось прервать.

- Только боюсь, что об этом опять никто никому не расскажет…. - Заканчивает он мысль, и демонстративно разочарованно вздыхает.

Подождал немного, пока они не истекут кровью, а затем нежно треплет их по щекам.

- Ну, что же, парни… Приятно было познакомиться. – Джокер выпрямляется, не позабыв вытащить клинки, торчащие из шей трупов.

Сейчас он не может разбрасываться хорошими вещами.

Пока он вытирает лезвия о свой пиджак, очищая их от крови, дверь на веранду резко распахивается.

- Да что там прои….

Он видит Директора Шарпа, собственной персоной, замершего в проеме. Его рука сжимает ручку двери, а лицо так стремительно побелело, что если бы Джокер не смотрел бы на него так пристально, то обязательно упустил бы этот момент. Глаза выкатились, зрачки расширились на всю радужку.

-Т -Т-Т-ты….. - Он заикается, голос предательски дрожит.

Джокер широко ему улыбается.

- Точно, миленький. – И с этими словами аккуратно кладет ножи во внутренние карманы тренча. – Я.

И, не дав тому опомниться, с силой толкает его рукой, обтянутой перчаткой, прямо в лицо внутрь дома. Шарп не удерживается на ногах, оступается и летит на пол. Затем Джокер хватает за волосы трупы охранников и идет внутрь, таща их за собой. И поворачивается только для того, чтобы прихватить пару ружей, лежащих на веранде, а затем захлопнуть за собой дверь и закрыть замок.

Когда он поворачивается обратно, Директор все еще лежит, растянувшись на ковре, и смотрит на него абсолютно дикими глазами, полными неподдельного ужаса.

Он медленно идет к нему.

- Милый, что там… - Он поднимает глаза и видит женщину, как раз идущую из кухни в гостиную, а за ней семенит та самая девчушка, которую он видел в окно.

Она громко всхлипывает, моментально пытаясь спрятать девочку у себя за спиной.

- Энжи, беги отсюда! – Кричит ей Шарп. – Бери Бэллу и беги!

Женщина словно застывает на месте.

- О, Господи!... – Выдыхает она, голос у нее дрожит, рука непроизвольно поднимается вверх, чтобы прикрыть рот. – Ккк…квинси? – В замешательстве зовет она.

Джокер от души улыбается.

- БЕГИ! ХВАТАЙ БЕЛЛУ И БЕГИ! – С отчаянием кричит Директор
.
- Ох, нет… нет, нет, нет… - Протестует Джокер, делая шаг вперед и слегка жестикулируя оружием, которое держит в руках. – Чем больше народу – тем веселее, так я всегда говорю.

- Не смей к ним подходить! - Орет Шарп. – Не трогай их!

Джокер полностью игнорирует это, продолжая идти к женщине и малышке, останавливается меньше чем в шаге от них, явно не обращая внимание на такое недоразумение, как личное пространство. И наклоняется к ней почти вплотную.

- Какая милая женушка. – Лениво протягивает он, когда женщина отпрянула, и еще сильнее притянула к себе дочурку. - И какая прекрасная маленькая девочка!

- Держись от нее подальше! – Снова кричит Шарп.

Джокер поворачивается к нему лицом.

- Предлагаю тебе взять октаву ниже и говорить потише, Шарпи. – С этими словами он направляет ружья в его направлении, лоб внезапно хмурится, а губы кривятся в недовольной гримасе. – Мы же не хотим, чтобы соседи прознали о нашей милой встрече, ведь верно?

- Ах ты больной уб…

- Дамы! - Джокер поворачивается к ним. – Не соблаговолите ли присесть? - Он указывает куртуазным жестом на диван, который стоит в центре комнаты.

Женщина непонимающе смотрит на него какое-то время, не решаясь пошевелиться, а девочка накрепко охватывает ее ноги и утыкается в них лицом. Джокер выразительно кивает в сторону дивана, и его лицо снова озаряет улыбка.

- Давай, милая. – Женщина тихо шепчет это девочке и, наконец выйдя из оцепенения, потихоньку двигается к дивану, увлекая девочку за собой.

Джокер дает им пройти мимо, удовлетворенно наблюдая за происходящим.

- Ты тоже, Шарпи – Это он говорит когда женщина и девочка добрались до дивана и сели на него, смотря на Директора и жестом приказывая ему подняться на ноги. - Иди, присядь.

Тот с усилием поднимается на ноги, ни на секунду не сводя глаз с высокой тощей фигуры перед ним, и пятится к дивану.

Джокер смотрит на оружие в руках, и слегка покачивает им, словно пробуя, сколько они весят. Затем с щелчком открывает патронник одного из них и защелкивает обратно, вытряхнув на ладонь пару патронов. Он отправляет их в карман и повторяет ту же операцию с другим, а затем отворачивается от семьи, идет в самый дальний угол комнаты и прислоняет оба ствола к стене, прикладом вверх, дулом вниз.

Затем тянется руками к голове, снимает широкополую пурпурную шляпу, высвободив копну пышных зеленых волос, подстриженных в стиле помпадур, слегка растрепавшихся под шляпой.

Он поворачивается к ним, они все напряженно следят за его движениями, лица перекошены ужасом. Он начинает снимать свой длиннополый тренч, под которым оказывается великолепно сшитый и идеально подогнанный под его долговязую и тощую фигуру костюм. Он дорого выглядит, сочного насыщенного пурпурного цвета, пиджак расстегнут, открывая взгляду также чудесно подогнанный жилет канареечно желтого цвета, оранжевую рубашку и зеленый галстук.

Да, одет он впечатляюще, если, конечно, яркие клоунские цвета в одежде вам по вкусу.

Он небрежно кидает тренч на спинку ближайшего кресла, швыряет шляпу на сиденье, а затем неспешно идет к дивану.

Шарп и его жена сейчас вцепились друг в друга, женщина крепко прижала к себе дочурку, обнимая за плечи и притягивая как можно ближе.

Джокер останавливается перед девочкой и приседает на корточки, так что его глаза теперь оказываются на том же уровне, что и ее, переносит вес на мыски и свободно кладет предплечья на колени.

- Привет! - Говорит он мягким и дружелюбным голосом.

- Не говори с ней! – Шипит Шарп.

Джокер смотрит на него с крайне недовольным видом.

Директор сразу же замолкает, и больше ничего не говорит, пока Джокер не отворачивается от него и снова не обращает внимание на девочку.

- Тебя ведь Бэлла зовут, верно? - Снова спрашивает он ее, тем же ласковым и сладким тоном.

Она ему не отвечает. Только косо на него смотрит, уткнувшись лицом в руку матери и смотрит на него только одним глазом.

Но, похоже, Джокера такое невнимание не останавливает.

-Ты очень милая. - Говорит он. – Но я готов поспорить, тебе это все время говорят.

Он изучает ее какое-то время, ничего не говоря, и в конце концов она расслабляется, отрывается от мамы, поворачивается к нему и смотрит во все глаза.

Он улыбается ей.

- Мой папочка говорит, что ты очень плохой человек. – Заявляет она.

- Да неужели? – Джокер чуть ли не всплескивает руками в притворном ужасе и показном изумлении.

Маленькая девочка кивает.

- И он говорит, что если я тебя увижу, то мне надо бежать прочь так быстро, как только я смогу. – Добавляет она как ни в чем не бывало.

- Ох ты Боже ж ты мой! – Сетует Джокер. – Похоже, твой папочка отзывался обо мне не самым лестным образом. – Он смотрит на Директора Шарпа. – Какой позор.

Голос его звучит глуше, а улыбка становится куда шире.

- Потому что на самом деле я очень приятный человек.

Шарп громко сглатывает. Он чувствует, как от ужаса у него начинают неметь кончики пальцев.

Джокер снова поворачивается к Бэлле.

- Знаешь, сладенькая... – Начинает он. - Что такое хорошо и что такое плохо – это ведь очень субъективные вещи. Каждый сам определяет, что он будет считать таковым. И обычно… Обычно… Те, кто обвиняют и тычут пальцами сильнее всех, обычно сами виноваты в том, что они называют «злом». Слышала когда-нибудь, как говорят «уж слишком сильно он возражает?»

Девочка не ответила.

Джокер продолжает.

- Это значит, что, когда кто-то ругает что-то с каким-то уж ну совсем чрезмерным пылом, выглядит это весьма подозрительно, так что другие могут начать думать, что он сам виноват в том, чему он якобы столь сильно противится.

Он поворачивает голову к Шарпу.

- И, боюсь, что это в полной мере относится к твоему папочке. - Он поворачивается к ней, потягивается и зажимает ее лицо между ладонями.

- А ну убери от нее свои руки! – Сразу резко выкрикивает Шарп.

Джокер игнорирует выкрик.

- Хочешь, я открою тебе тайну? – Он заговорщицки шепчет ей это. – Тайну, которую никто не должен знать? Тайну, в которую никто не хочет верить?

Она молча уставилась на него.

- Ну так вот. Твой папа такой же плохой человек, как и я, если ты считаешь, что причинять людям боль — это плохо.

Девочка смотрит на него в замешательстве. Женщина и Шарп с ужасом следят за ним.

- Уверен, что родители не давали тебе смотреть новости. Но ты же не могла не заметить, что Папочка остается дома куда чаще, чем обычно?

Она смотрит на него круглыми глазами, а затем робко кивает.

Он улыбается.

- Ну так вот, милая, все это потому, что Папочка причинял боль своему пациенту, о котором он должен был заботиться. Твой папа доктор, милая. А доктора должны лечить людей, а не причинять им боль. И теперь у него большие неприятности, которые устроил ему начальник. Ты знала это?

Она медленно качает головой.

Он кивает.

- Ну да. И знаешь, кто был тем самым пациентом?

- Ах ты сукин сын! - Кричит Шарп, и уже почти рванулся с места, но его жена вцепилась в него и не дает подняться.

Девочка снова качает головой и Джокер прикладывает руку к своей груди.

- Я. – Говорит он. – Я этот пациент.

- Ты болеешь? - Наивно спрашивает девочка.

Джокер мягко рассмеялся.

- Ну, некоторые так говорят. – Отвечает он. - Но я не согласен. – Он улыбается. - Я думаю, скорее, меня просто не понимают. Когда ты не похож на других людей, люди начинают обзываться. Тебя когда-нибудь обзывали?

Она кивает.

Он кивает ей в ответ.

- А меня всю жизнь обзывают. Вот твой отец обозвал меня всего минуту тому назад. Но знаешь, что? Когда люди тебя обзывают, они чаще всего просто боятся тебя. Люди боятся того, чего не могут понять. Запомни это, и когда в следующий раз кто-то начнет обзываться, знай, что это просто из-за того, что они тебя боятся, так что тебе не надо переживать из-за этого.

Девочка изумленно смотрит на него, а он ей тепло улыбается.

- Папочка причинил тебе боль? – Спрашивает она.

- Я не делал этого! – Подает голос Шарп. – Милая, солнышко, не слушай его! Он лживый психопат, который всеми манипулирует!

Джокер кивает, не отводя глаз от Бэллы.

- Помнишь, что я тебе только что говорил, милая? Что если кто-то начинает возмущаться и отрицать что-то с излишним пылом, то это, скорее всего, правда?

Она кивает.

- БЭЛЛА? – Голос Шарпа звенит от напряжения. – Прекрати его слушать. Он ЛЖЕТ! Он лживый ублюдок!

- А помнишь, я только что говорил, почему люди начинают обзываться? – Он быстро смерил взглядом Шарпа и снова перевел взгляд на девочку.

- Потому… - Начинает она. - Потому что они тебя боятся?

И снова он кивает.

- Правильно.

- Да я тебя сейчас прибью! Ах ты больной сукин сын! – Директор уже орет. – Да я, черт побери, тебя прибью сейчас!

Девочка посмотрела на него.

- Почему ты причинил ему боль, Папочка? – Спрашивает она.

Лицо Шарпа покраснело от ярости.

- Да не делал я этого! Да Госсподи, Бэлла, да что с тобой не так? Почему ты слушаешь этого психа? Он же гребанный психопат! Он полностью безумен!

- Вот видишь? - Джокер обращается к ней. - Он все отрицает, орет, а потом начинает обзываться. Но у меня есть доказательства того, что он причинил мне боль. Видишь, Бэлла? Вот они, доказательства. – Он достает из внутреннего кармана своего пиджака сложенную газетную вырезку. Раскрывает ее и дает ей в руки. Это цветная картинка, на которой как раз крупно изображены его синяки и избитое, истощенное тело.

Девочка круглыми глазами смотрит на изображения, испуганная и смущенная. Она поднимает глаза на Джокера, который все это время с совершенно серьезным выражением лица не спускает с нее глаз, затем смотрит на отца, снова на Джокера, а затем на газетную вырезку.

Внезапно ее лицо сморщилось, и по щекам начали бежать слезы.

- П…папа? – Она зарыдала, непонимающе смотря на него. - Т… Ты мучил его, папа? Почему ты его мучил? Почему ты делал ему так больно?

Шарп все же вскакивает с дивана, и вырывает вырезку из рук дочери.

- Я не сделал НИЧЕГО такого, чего бы этот сукин сын не ЗАСЛУЖИЛ! - Орет он, разрывая статью на мелкие клочки. – НИЧЕГО!

- Квинси? – Его жена потрясенно смотрит на него снизу-вверх, замерев на диване.

- Он чудовище! – Кричит на нее Шарп. - Ты не понимаешь! Он… Он из меня дурака делал! Я выглядел некомпетентным! Я не мог… Я не мог это ему спустить с рук! Я не мог позволить ему издеваться надо мной!

- Квинси, о Господи, так это правда? - Жена прикрывает рот рукой, а дочь рыдает еще пуще прежнего.

Джокер поднимается с корточек.

- Ну конечно же это правда! – Говорит он, закатывая глаза. А затем смотрит на Директора и добавляет, ухмыляясь. – Лицемерие в чистом виде.

- ДА ИДИ ТЫ!- Заорал Шарп, и рванулся к нему.

Плохая мысль.

Джокер делает шаг назад, размахивается и с силой ударяет Шарпа прямо по лицу, как только тот оказывается в пределах досягаемости, отбросив его назад.

И через секунду он уже возле Шарпа, одной рукой хватает за волосы, которые еще оставались на его лысеющей голове, второй – за предплечье, и с силой ударяет лицом о кофейный столик.

Директор падает навзничь, нос превращается в кровавое месиво, оглушенный, что-то невнятно бормочущий и стонущий.

Жена и дочь тут же начинают кричать.

Джокер нагибается, хватает Шарпа за рубашку и поднимает его с пола.

- Бедняжка… - Говорит он. - Я что, сделал тебе больно? Ой, но ведь это ты начал первым! Ты же на меня набросился. И, следуя твоей логике, ты же это заслужил, нет?

Затем он ставит мужчину на ноги, толкая на диван.

Жена бросается к нему, чуть ли не падает, охватывает руками его ссутуленные плечи.

- Господи! Господи, пожалуйста… Пожалуйста, остановитесь! - Умоляет она, а девочка заливается еще сильнее.

Джокер не отвечает, снимает пиджак, присаживается на краешек кофейного столика, прямо напротив них, опирается локтями на колени и ставит подбородок на сплетенные ладони.

Похоже, что он о чем-то думает.

И женщина, и ее дочь слишком напуганы, чтобы смотреть на него.

- Какой позор… - Говорит он. - И только мы начали говорить по душам, старина Шарпи вставил палки в колеса и все испортил… - Он потряс головой. – Нет, правда, позор.

- Пожалуйста… - Снова начинает женщина. – Ч…Что вам надо?

Джокер потряс головой.

-Нет, нет. – Начинает он. – Не перебивай.

- Бэлла, милая - Обращается он к плачущей малышке. – Как ты думаешь, Папочка заслужил то, что сейчас с ним произошло?

Она не смотрит на него и трясет головой, пытаясь укрыться в маминых руках.

- Нет? - Спрашивает Джокер, демонстративно удивляясь. – Даже после того, что ты видела на этих жутких картинках?

И снова она трясет головой, и он знает, что она его не слушает, просто пытается отрицать всю ситуацию.

- Забавно. Потому что, видимо, Папочка думал, что я заслужил и куда худшее просто из-за того, что выставил его в дураках.

Он пожимает плечами.

- Ладно. Мне не нужно подтверждение.

Шарп снова начинает подниматься, кряхтя от боли, поднося руку к разбитому носу.

- Ч..что… Начал он, постепенно снова приходя в себя. Когда он наконец полностью собрался, то снова посмотрел на Джокера.

- Господи Иисусе! – Поперхнулся он, инстинктивно отшатнувшись.

Джокер пристально и многозначительно смотрит на него несколько секунд, и Шарп внезапно отворачивается.

И тогда Джокер вздыхает, лезет во внутренний карман и достает оттуда пачку сигарет.

- Знаешь ли… - Начинает он, зубами доставая одну из них из пачки, нашаривая Зиппо в другом кармане и прикуривая. Он делает затяжку и затем двумя тонкими пальцами берет сигарету и выпускает дым в лицо Шарпу. – Я также огорчен, как и ты. Я на самом деле предпочел бы, чтобы никто так и не узнал о наших маленьких сессиях. – Он замолчал и снова сделал затяжку. – Но, благодаря постороннему вмешательству в наши частные дела, боюсь, что теперь об этом все знают.

Он останавливается и мрачно глядит на Директора.

- И, дорогой мой, милый доктор, должен сказать, сложившиеся обстоятельства не предвещают вам ничего хорошего.

И снова он пускает клуб дыма ему в лицо.

- Тебе это даром с рук не сойдет! – Кричит Шарп. – Приедет полиция, и…

- А пускай! – Прерывает его Джокер, и в голосе внезапно зазвучал гнев. Он неотрывно смотрит на Директора, слегка улыбаясь лениво подносит сигарету к губам и снова затягивается. - И посмотрим, сколько они продержатся. - Говорит он, выпуская дым из ноздрей.

- Ты… да ты просто жалкий хулиган! – Продолжает Шарп. – Это сейчас ты ведешь себя как крутой, но когда ты не можешь управлять ситуацией, все меняется, верно? Тогда ты вовсе не так крут.

- Нет? – Спрашивает Джокер, заламывая бровь.

- Нет! – Настаивает Шарп. – Я видел! Видел, как ты в конце концов сломался. Мямлил и пускал пузыри, как жалкий потерявшийся ребенок!

Улыбка Джокера становится шире, он опускает взгляд вниз. Пожимает плечами.

А затем начинает стаскивать пиджак. Кидает его на пол, и теперь видно, насколько у него худое и длинное тело.

- Полагаю, ты прав. – Говорит он в конце концов, поднимая глаза. – Было очень позорное зрелище, правда?... Только дай я задам тебе один вопрос, Шарпи..

Он делает еще одну затяжку.

- Ты когда нибудь… - Он смотрит на манжеты своей рубашки и начинает их расстегивать.- вообще интересовался обстоятельствами гибели твоих двух помощников? Как их там звали? А, да. Роберт и Смит.

Он медленно закатывает рукава, чуть выше локтя, обнажая снежно белые предплечья. И снова обращает внимание на директора. – Или ты попытался выкинуть этот печальный инцидент из головы, как только появилась такая возможность?

Шарп ничего не отвечает, продолжая смотреть в глаза Джокеру.

- Потому что, дражайший доктор, если бы заинтересовался, то тогда бы знал, что Роберт был убит путем нанесения прямого удара в сонную артерию. Ручкой. И не просто какой-то ручкой, Шарпи. Нет. Твоей ручкой. А вот если бы заинтересовался, то до твоего маленького тупого умишки, возможно, дошло бы, что это я забрал эту ручку у тебя. И для того, чтобы выполнить такого рода задачу, мне было необходимо оказаться как можно ближе к тебе. И, как ты понимаешь, в той ситуации, в которую ты меня поставил, это было практически невыполнимо, особенно с твоими людьми, которые так вдохновленно занимались рукоприкладством. – Он хмыкает. – Надо было как-то подобраться к тебе поближе. И я тебя уверяю, это представление, которое я разыграл, было куда более тяжелым испытанием, чем все те пытки, которые ты испробовал на мне.

Он наклоняется вперед, ближе к Шарпу, и его улыбка становится еще шире, когда он видит, как понимание медленно проступает на его лице.

- Понимаешь ли, Шарпи… Боль… Она меня как-то не слишком беспокоит. – И внезапно он берет сигарету между большим и указательным пальцем и вдавливает теплящийся кончик в свое предплечье, тушит ее о свою кожу, пока та не затухает, все это время не отводя глаз от Директора и не прекращая улыбаться.

Жена и дочь в ужасе кричат, видя, как дымок поднимается от руки Джокера, и в комнате начинает пахнуть паленой плотью. Шарп застывает в ужасе, глаза широко распахиваются, и в них отражается изумление и ужас.

А затем Джокер смеется, кидая окурок на пол. Ожог сильный, уже вздулся волдырями и расцвел оттенками красного и пурпурного.

- Ты… Да ты псих! – В конце концов выдавливает из себя Шарп слабым голосом.

- О! Говоришь это так, словно это тебя удивляет! – Джокер расхохотался еще сильнее.

Шарп трясет головой.

-Б..бэтмен. Придет Бэтмен! Он найдет тебя и остановит, как это всегда бывает!

И в мгновение ока Джокер на ногах, лицо искажено в бешенной ярости, он кидается вперёд, хватает Шарпа за рубашку, притягивает к себе, ударяет по лицу справа налево и с силой пихает его обратно на диван.

- НЕ СМЕЙ УПОМИНАТЬ ЕГО ИМЯ! – Он впервые повышает голос. – ПОНИМАЕШЬ МЕНЯ!? Я ЗАПРЕЩАЮ. ТЕБЕ НЕЛЬЗЯ!

Шарп в ужасе смотрит на него, охватив рукой гудящее лицо, а жена и дочь продолжают всхлипывать.

Джокер словно обезумел, глаза навыкате, пылают от ярости.

Он встает над ним, ничего не произнося, а затем снова садится на кофейный столик.

- Молишься на него, верно? - Говорит он опять тихим и спокойным голосом. – Восхваляешь, когда он тебе нужен. – Он смотрит на директора холодными глазами. – А когда нет… - Он отводит взгляд. - Ты такой отвратительный лицемер. Ты же сразу бы закрыл его в одну из твоих камер и стал бы его так же пытать, как и меня.

Он снова поднимает взгляд.

- Не смей еще раз произносить его имени. У тебя на это нет права.

И еще несколько минут прошло в тишине, потому что внезапно Джокер упер локти в колени, положил на сложенные ладони голову и крепко зажмурился. Выглядело это так, словно его накрыл приступ боли, он даже начал слегка раскачиваться, то взад, то вперед.

Глаза Директора начали осматривать комнату в поисках оружия и остановились на ружьях, которые были прислонены к дальней левой стене. Они были не заряжены, но все равно могли еще приходиться.

Он сглатывает, вновь переводит взгляд на Джокера, который, очевидно, сейчас был полностью погружен в свои мысли.

Он ведь и вправду сумасшедший, с тревогой думает Шарп.

И как только он почувствовал в себе достаточно храбрости, чтобы попытаться завладеть одним из ружей, Джокер говорит.

- Давай.

- Чт-то? – Переспрашивает ошарашенный Шарп.

Джокер поднимает веки.

- Давай. – Повторяет он. – Ты смотришь на ружья. Давай. Вперед. Если ты думаешь, что это как-то тебе поможет.

Шарп недоуменно смотрит на него какое-то время, не решаясь пошевелиться, а затем срывается, и Джокер не преследует его, только следит, как пожилой человек, спотыкаясь, несется по комнате и неуверенно хватает ружье. Еще спустя секунду он уже у Джокера, тот встает, отступает в сторону и с легкостью пропускает первый замах. Тот снова замахивается, и Джокер подныривает, и выпрямляется, апперкотом ударяя Шарпа, отправляя кулак прямиком в его солнечное сплетение, отчего тот мгновенно валится на пол.

Джокер наклоняется, берет ружье из его рук и со злобой отшвыривает.

- Вставай. – И в его тоне нет ни намека на улыбку.

Шарп корчится на земле, лицо перекошено в агонии. Он не может пошевелиться.

- Вставай. – Повторяет Джокер, наклоняясь и хватая Шарпа за воротник рубашки, тащит обратно к дивану, рывком заставляет встать на ноги и бросает его обратно.

Он мрачно смотрит на него.

- Пора повеселиться, дорогой. – Говорит он, и широко улыбается.

p.s. Еще насчет перевода. В оригинале идет Warden Sharp. Я какое-то время переводила это как Уорден, пока в следующей главе не встретила фразу, которая звучала как ex-Warden. То есть бывший директор. И главой ранее тоже была фраза "сняли с поста директора" Сбивало меня то, что автор Директор все время писалось с большой буквы. Соответственно поправила и текст данной главы.
Почему Директор пишется автором с большой буквы - я не поняла... Ну да ладно.

@темы: NC-17, Бэтмен, Джокер, Слэш, Фанфики, перевод

Комментарии
2017-01-06 в 01:13 

BlueBeast
Синявка
Ох, Божечки... На такого Джокера могу смотреть вечно. Точнее,читать про такого Джоукера могу вечно х) Ух. спасибо за перевод! Снова порадовали =)

2017-01-06 в 01:18 

mina_tcepesh
Ни стыда, ни совести...
еще одна полноценная глава такого Джокера впереди. А дальше еще небольшой провал в сюжете. А потом там такая сногсшибательная романтика.... Просто любовь сердца...:heart:

2017-01-10 в 22:21 

Ох, прекрасная глава, очень нравится такой Джокер *~*
С нетерпением жду продолжения!
И автор почему вы не выкладываете этот чудесный перевод на фикбук? Там бы её прочитало больше людей.

2017-01-11 в 09:32 

mina_tcepesh
Ни стыда, ни совести...
p0ni, Тут несколько проблем.
1, На фикбуке уже начали его переводить, но дальше первой главы не двинулись. И как теперь быть - не знаю.
2, Я подхватила перевод с 8 главы. И сейчас мне интереснее бежать дальше, а не возвращаться к пройденному.
3, У меня нет разрешения на перевод от автора. я сейчас как бы пишу "по лицензии" предыдущего переводчика, попросившего разрешения для этого сообщества.

Как разобраться с этими проблемами - пока не представляю...
Если есть какие-то идеи - давайте обсудим. Потому что я не прочь выкладывать.

2017-01-23 в 21:21 

Спасибо, за прекрасный перевод. Произведение действительно захватывает динамичностью сюжета и неповторимыми характерами героев. А ваш перевод так точен и хорошо написан, что при прочтении дух захватывает! Посмотрела перевод на фикбуке, но он не качественен ,кажется, будто через гугл переводчик переводили.

2017-01-23 в 21:26 

mina_tcepesh
Ни стыда, ни совести...
Маша51., Пожалуйста, подскажите. Я готова работать с первыми главами и выкладывать на фикбук. Но вопрос в следующем - тот, кто делал перевод первой главы на фикбуке там уже давно не появляется, мне не удается с ним списаться. Позволит ли администрация портала выложить дубль - перевод? моего авторства? Или забанит? Потому что, ах... у меня под моим аккаунтом на фике свои рассказы, мне, разумеется, не хочется их терять...
Это на самом деле - главная проблема.

2017-02-17 в 18:04 

Когда продолжение?

2017-05-23 в 23:02 

BlueBeast
Синявка
Не хочу торопить, но хочу узнать, есть ли в планах дальнейший перевод? И когда его можно было бы ожидать? =)
А еще хочу поблагодарить за проделанную работу, ибо снова перечитываю и балдею Х)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная