A Batman/Joker slash community

10:36 

Готемские парни.

Готемские парни



Описание: В этой главе мы узнаем об отношениях Крэйна и Джокера. А так же, почему Джим нуждается в помощи Бэтмена.


В конце восточного зала приюта для душевнобольных преступников доктор Крэйн блаженствовал на узкой кровати в своем кабинете, потягиваясь, вытянув длинные руки и чуть не столкнув своего уставшего любовника на пол. У него только, что был самый потрясающий раунд орального секса, с неким Робертом Фарреллом, двадцатиоднолетним молодым специалистом, в настоящее время назначенным на стажировку в Медицинский Научно-исследовательский Факультет Аркема. Теперь доктор не хотел ничего, кроме как погрузиться в тихий пост-оргазменный сон, но его партнер на кушетке прижимался все ближе, отчасти из-за того чтобы не упасть на холодный бетонный пол, но так же и в поисках взаимной ласки, от своего тайного наставника.

 

- Вам было хорошо, доктор Крэйн? Вам понравилось? - застенчиво спросил он, откинув со лба прядь каштановых волос, открывая свои яркие ореховые глаза.

 

- Я думаю, что это очевидно, - сумасшедший доктор отпустил колкое замечание, натягивая больничные штаны. - Знаешь, у тебя действительно есть талант, по крайней мере, у твоего рта точно. А сейчас, разве у тебя нет дел с мытьем всяких мензурок и пробирок? Я действительно предпочел бы сейчас остаться наедине со своими мыслями, если ты не возражаешь…

 

- Конечно, доктор. Я просто подумал…

 

Крэйн приоткрыл один синий глаз и посмотрел на него так недовольно, что молодой человек внезапно запнулся посреди предложения. Он торопливо привел в порядок свои чувства.

 

- Вы правы. Я лучше пойду. Они, вероятно, ищут меня в лаборатории, - он торопливо встал, смущенно вытирая свой рот тыльной стороной ладони после орального секса, и постучал в дверь, чтобы охрана его выпустила. Оглянувшись на своего любовника, он с надеждой произнес. - До свидания, доктор Крэйн.

 

Доктор махнул рукой, не открывая глаз.

 

- До свидания, Бобби. Увидимся в то же самое время завтра. Мы поговорим о спорных диагнозах, или о моем мнении о новом виде Селективных Ингибиторов Обратного Захвата Серотонина или же о чем-нибудь полезном для твоей карьеры. Тебе бы лучше принести наколенники.

 

Молодой человек с сомнением прищурился и, повернувшись, начал открывать дверь, когда глаза Крэйна приоткрылись.

 

- О! Бобби! Я забыл спросить! Как идет наша любимая научно-исследовательская работа? - доктор приподнялся на локте, с нетерпением желая услышать ответ на свой вопрос. Роберт ступил в центр комнаты и задумчиво кивнул.

 

- О, да, я хотел сообщить вам. Его положили в больницу с диагнозом – пневмония.

 

- Правда? - заинтересованно спросил Крэйн. - И когда это произошло?

 

- Гм… вчера, кажется.

 

- Понятно… надо же, как не вовремя. Они же не собираются останавливать проект из-за этого, не так ли?

 

- Я так не думаю, - молодой человек закусил губу и, нахмурившись, посмотрел на своего любовника. - Доктор Крэйн, вы абсолютно уверены, что повышение дозировки безопасно?

 

- Естественно. Я часто использовал это в своих экспериментах, когда я работал здесь, и у меня никогда не было никаких проблем. Джокер просто заболел, здесь нет никакой связи…

 

- Да, я надеюсь, что это так. Я не могу не чувствовать себя… заговорщиком, плетущим закулисные интриги, поступая таким образом.

 

- Бобби, Бобби, подумай, что это значит. Ты и я… мы команда! У меня не было бы никакого шанса продолжать исследования без тебя, и у тебя никогда не будет возможности проверить мое лекарство без меня. Но, когда моя теория будет доказана – все лавры получишь ты! Ты станешь героем. Только подумай, если такие как Джокер будут вылечены, всех оправдают… и ты станешь богатым!

 

Роберт слабо улыбнулся. - Да, конечно. Это было бы просто превосходно. Я действительно ценю, что вы доверили мне такое большое дело и, между прочим, я… - молодой человек понял, что доктор больше не слушает его, поклонившись, он покинул палату, не сказав больше ни слова.

 

Крэйн довольно улыбнулся самому себе. Все складывалось чудесно. Этот гребаный Джокер, наконец-то испытал на себе побочные эффекты его препарата, не то чтобы это была его цель, просто приятное дополнение. И все это стало возможным благодаря симпатичному маленькому человеку по имени Роберт.

 

Мальчик, очевидно, был фанатиком своей профессии, прежде чем ввязался во все это, так что заключенный доктор, потерявший свой рассудок, стал весьма интересен неопытному психиатру. Он давно уже искал подходящего кандидата в Аркеме, выбирая неокрепший ум. Джонатан тут же прикинул, насколько он может быть полезен ему и, как он может использовать его фанатичное рвение к знаниям, его жадность и самое главное – его скрытые гомосексуальные наклонности.

 

Роберт очень быстро влюбился в Крэйна и был слишком ослеплен своими нежными чувствами, чтобы понять насколько он может быть полезен заключенному психиатру. И не только в постели, хотя вообще-то на кушетке. Это, честно говоря, меньше всего в нем ценилось, хотя… Крэйн, усмехнулся… в этом его тоже нельзя недооценивать. Мальчик был относительно интеллектуален и ухожен, долгожданная перемена по сравнению с немытыми санитарами, он снизошел до совращения, чтобы удовлетворить свои недавно появившиеся сексуальные аппетиты. Аппетиты, которые выявил в нем этот неординарный, поганый клоун…

 

Лицо Джонатана помутнело при мыслях… о нем. Боже, как же сильно он ненавидел его. Ненавидел, испытывал к нему отвращение… любил, о нет, только не это! Никогда! Не с тех пор как он был сражен гнусным маньяком. Почему они поместили его в Аркем? Неужели тюрьма была недостаточно хороша для поганого ублюдка с сальными волосами? Он думал, что был такой умный и такой… такой… игрок. Не это ли называется «не может держать дружка в своих штанах» ловелас?

 

О, он был смущен. Было… столь легко его совратить. Было так глупо и безрассудно… так сильно влюбиться. Но ему было так скучно, так чертовски скучно. И Джокер… соблазнял его около двух недель.

 

Красные пятна на бледных щеках красивого доктора, всплыли в его памяти. Джокер. Он был таким… очаровательным. Таким… любезным, даже в наручниках. И то, как он умел управлять людьми, это было что-то невероятное. Он так бесстыдно флиртовал с ним, после чего стали появляться маленькие подарочки в палате Джонатана. Пуховая подушка, дополнительное одеяло, и последнее желание американского ученого… роза. Это было… неудобно, совершенно неприятно, но… когда клоун зашел в его палату, после того как выключили свет, в спешке обнял его и повалил на кровать… его длинные, тонкие пальцы прошлись вверх – вниз по спине, словно в поисках тепла, забрались под его рубашку, нежно сжимая его соски, когда этот удивительный язык проник в его рот…

 

Он не мог поверить, что позволяет ему это. Не мог понять, как он мог загипнотизировать его этим своим гнусавым голосом «Даваааай, Джонни, не будь таким пуглииивым… неужели тебе не приятно сейчас? Давай. Снимай штаны, хороший, маленький доктор…» Он позволил ему… Он не мог увидеть в этом насилия, как бы не пересматривал события той ночи. В объятиях Джокера было хорошо, по-настоящему, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хорошо, настолько хорошо; когда смазанный чем-то палец клоуна проник в его отверстие, Крэйн напрягся со сбившимся дыханием, он был в ужасе от осознания того, что должно было произойти, определенно должно было произойти. И все время тот голос постоянно повторял: «Расслабься, Джонни, позволь мне сделать это. Я буду очень нежным, так как это твой первый раз… расслабься, не бойся. Не бойся».

 

Он позволил успокоить себя и уступил, а затем почти мгновенно его ноги были закинуты так высоко, что колени касались его плеч, и он глубоко вошел в него, а сумасшедший стоял на коленях. Его трахали яростно и сильно, ему пришло в голову, что он выглядит сейчас как захваченное врасплох животное, прерывистое дыхание, рычание и смех, это мерзкое хихиканье его дружелюбного противника, заполняющее его уши, а член этого человека заполнил его тело… было больно, но не так сильно как он боялся. Джокер хорошо его подготовил, даже очень хорошо. Он не знал, как долго это продолжалось, было фантастическое ощущение, будто он вне собственного тела, наблюдает со стороны за своим падением, за своей развращенностью, он внезапно вскинул бедра под ним, ЖЕЛАЯ этого больше, глубже… Джокер, ПРОШУ?... он позволил ему трахать себя, он не мог этого отрицать. И… ему это нравилось.

 

Позор, стыд, смятение… Все эти чувства затопили его сознание после того как он проснулся утром в одиночестве на смятых простынях, его задница была воспаленная и липкая, а его шею украшал ярко-красный засос, на память о рте Джокере так глубоко засасывающего его кожу… как же ему это нравилось. Самое худшее, это было так унизительно, это как если бы Джокер мог прочитать его словно книжку для детского сада, он знал точно, что он хотел и как он это хотел. И поэтому он мог играть на нем как на дешевой скрипке.

 

Но он не мог получить достаточно. Они оба могли ускользнуть не больше одного раза, это все, на что он мог рассчитывать, они менялись местами, становясь на колени друг перед другом. Или, Джонатан превращался в безвольную тряпку при звуке ключа отпирающего замок на двери его палаты, с жалкой просьбой: «Джокер… мы можем поцеловаться? Для начала?»

 

А затем все закончилось. Клоун бросил его, никаких больше полуночных посещений, никаких подмигиваний в комнате отдыха или столовой. Когда Джонатан разыскал его в библиотеке, его сердце было разбито на осколки, он умолял его объясниться, а этот ублюдок… смеялся, он СМЕЯЛСЯ. «В чем дело Джонни, делай как я, или кто-то другой? Давай, не переживай, почему ты относишься ко всему так СЕРЬЕЗНО, а? Мы просто весело проводили время вместе, не так ли? Просто чтобы убить время. Уйти от реальности. Не выставляй себя дураком, Джонни. Мне надоело. Я теперь ловлю другую рыбу, летучие мыши, ты знаешь? Я видел, как Эдди смотрит на тебя, почему бы тебе не дать ему шанс»? Этот ублюдок наслаждался его переживаниями. Он, несомненно, забавлялся.

 

О, он наверстает всё, со временем. Он нашел выход для своей энергии…санитары, мастурбация… планирование мести. Планы… побега. Забавно, как его гениальные мозги пригодились, он нашел способ убить двух птиц одним камнем, если можно так выразиться, благодаря Роберту Фарреллу посланному свыше.

 

У здоровой молодежи было больше возможностей, чем у доктора, а это многого стоило. Очень много. Настолько, что он даже мог бы вознаградить его добрым словом завтра. Разве это не хорошая идея? Да, это было бы правильно. Он бы не хотел обманывать его, не хотел быть таким же ублюдком как Джокер, полный пустых слов и обещаний, но все же… парень заслужил более хорошего обращения, правильно? Правильно. Тогда, он так и сделает.

 

Доктор вознаградил бы молодого специалиста искренним комплиментом не связанным с его сексуальным мастерством, которое ему действительно нравилось до безумия, слишком сильно нравилось. Возможно, он сказал бы ему, что… много думал о нем. Да, подойдет, ему будет приятно. Не слишком цветисто, но определенно это польстит эго юной звезды подхалимажа. «Бобби», сказал бы он, «я хочу, чтобы ты знал, я действительно много думаю о тебе». Так. Прекрасно. Томящийся от любви идиот, лишился бы чувств от переизбытка эмоций, и несколько дней беспрекословно бы слушался его, и более чем, удовлетворял сексуальные потребности доктора на ближайшее время.

 

Удовлетворенный тем, что пришел к согласию с самим собой, доктор Крэйн блаженно уснул.

 

* * *

 

Комиссар Джим Гордон, просматривал кипу документов, так быстро, как только мог, почему он не выполнил эту утомительную работу раньше, как только его назначили, он не знал. У него был особенный вечер, и он хотел бы слинять отсюда, до того, как кто-нибудь еще зайдет в его офис или отвлечет его звонком.

 

Джим отвез свою жену Барбару ночью в город. Он зарезервировал хороший ресторан, они наняли няню, обсудили, какое кино хотели бы посмотреть, и к облегчению Джима, Барбара была всем довольна и с восторгом приняла его идею.

 

Но кое-что между ними нарушилось, когда Харви Дэнт был мертв.

 

Вера Барбары в благополучие мира пошатнулось. Она не обвиняла своего мужа, это было что-то большее. Это было знанием, которое существовало во вселенной вне власти человека… или даже группы людей, или города, или государства, или страны – то чем нельзя было управлять, все, что ей было дорого в любой миг могло исчезнуть, независимо от того насколько хорошей она была, независимо от того насколько осторожно, умно или логично они обращались с этим миром. Эта истина, открывшаяся ей, изменила ее.

 

Не то чтобы все это время она жила в воздушных замках все те годы, что Джим подвергал себя опасности, как водитель полицейской машины, или позже, когда работал под прикрытием. Она хорошо знала, что ее мир мог перевернуться вверх дном в любой момент. Но все, что произошло после появления на сцене Джокера… это было уже слишком. Это было все равно, что выпустить чертика из табакерки, особо опасного, злобного демона с лицом клоуна, который каким-то образом соединился с другой дикой картой – Бэтменом – чтобы разнести все в клочья, и они выбрали именно ту точку во вселенной, где находился ее маленький мирок.

 

С тех пор прошло уже восемь месяцев, и она постепенно приходила в себя. Она в первые за все это время согласилась оставить детей с няней на целый вечер. Джим был благодарен ей за это и немного взволнован; возможно, это был переломный момент в их отношениях. Может быть, все начнет налаживаться. Может быть, они снова начнут говорить о простых житейских проблемах, например, куда поехать отдыхать, когда встретиться с друзьями и о том чтобы покрасить гостиную комнату.

 

Может быть, дети перестанут прятаться, каждый раз, когда показывали очередной выпуск новостей.

 

Он только закончил подписывать последний документ, как его пейджер завибрировал.

 

Джим схватил его и посмотрел на номер. У него было два сотовых телефона; один личный, а другой рабочий. Пейджер был для… чрезвычайных ситуаций. Для особых чрезвычайных ситуаций, для которых как он надеялся, ему больше не потребуется. Только у нескольких людей был этот номер. Бэтмен был одним из них. Еще некоторые особые люди в его участке; а так же некоторые служащие в Аркеме…

 

Послание было как раз из этого учреждения. Он глубоко вздохнул, внутренне настроившись, он поднял трубку и начал набирать номер, только его пальцы слегка дрожали.

 

- Доктор Морган, - ответил напряженный, но деловой женский голос.

 

- Ах… да, я Джим Гордон, я только что получил сообщение?

 

- Да… Комиссар Гордон. Слава Богу. Я… вы не знаете меня. Я доктор Луиза Морган – глава медицинского персонала для пациентов в приюте для душевнобольных Аркема. Извините, что беспокою вас, но я не знаю, кому еще позвонить…

 

- Что случилось? - резко спросил Джим. Если действительно возникла проблема, то он хотел узнать об этом прямо сейчас, не время для шуток.

 

- У нас произошла… ситуация. Это очень деликатная проблема… и срочная. Но мне необходимо чтобы вы ничего не предпринимали, когда я расскажу вам.

 

- Не предпринимал? Доктор Морган, пожалуйста, скажите мне, что случилось, я направлю своих людей …

 

- В этом-то и проблема, комиссар, вы не можете. Вам действительно лучше позволить мне все объяснить, прежде чем вы сообщите еще кому-нибудь. Вам покажется это безумием, но вы все поймете только тогда, когда я сообщу вам все подробности…

 

- Доктор Морган, я не несу ответственность за репутацию Аркема, в случае некомпетентности вашей организации. Только скажите мне, что произошло и…

 

- Нет, нет, нет, дело не в этом. Это – вопрос государственной безопасности.

 

- Как так?

 

- Пожалуйста, обещайте мне, вы никому не сообщите, пока я вам все не расскажу.

 

- Я… хорошо, хорошо. Но, пожалуйста, поторопитесь, вы меня сильно встревожили.

 

- В общем. Джокер сбежал.

 

- О Боже! - рефлекторная реакция Гордона была нажать кнопку чрезвычайной ситуации, и ему понадобились большие усилия, чтобы подавить это желание.

 

- И почему же я не должен сообщать об этом моим людям? - требовательно спросил он.

 

- Потому что… пожалуйста, позвольте мне объяснить, - доктор говорила нервно. - Джокер… очень спокойно себя вел последнее время. Фактически, как мне сказали, он стал почти образцовым пациентом. Я лично с ним близко не общалась, поскольку я – глава медицинского подразделения и не занимаюсь непосредственно пациентами, но я действительно забочусь о медицинской помощи наиболее опасных пациентов. Я проверяла все медосмотры, и у него действительно было хорошее здоровье. У него были только незначительные побочные эффекты от лекарств, и он не особо жаловался. Я думаю, что он считает любое проявление плохого здоровья признаком слабости. Недавно, когда я общалась с ним, так необычно было слышать от него жалобы на постоянный кашель. Я сделала анализы, и посчитала, что это была аллергия. Я прописала антигистамин и не беспокоилась об этом. Я слышала, что он говорил своему врачу, что у него головные боли, но видимо никто не относился к этому серьезно. Да, вчера утром, когда санитар зашел в его палату, то обнаружил его без сознания на полу.

 

- Извините меня, доктор, но какое значение это имеет к побегу Джокера? - Джим привык к людям, которые любили попусту разглагольствовать, поэтому торопил их.

 

- Я сейчас дойду до этого. Я провела в больнице полный осмотр. И обнаружила жидкость в его легких – это пневмония. Возможно, вы знаете, что есть два вида пневмонии – бактериальный и вирусный. Я поручила молодому специалисту провести тесты на инфекцию, но они вернулись отрицательными. Поэтому я сделала вывод, что это вирус, возможно, он мог подцепить его от кого-то, может это из-за сквозняков, из-за того, что он много времени проводил на полу. Я решила проверить анализ крови, дважды. Они действительно были отрицательными, и все же, что-то было не так. Я добилась другого, более тщательного теста.

 

- И то, что я обнаружила, сильно меня испугало.

 

- Что вы имеете в виду? - Джим задумался. Речь идет о заболевании крови? Лейкемия? Но какое отношение это имеет к государственной безопасности? Или… СПИД? Это просто потребовало бы дополнительную осторожность…

 

- Я обнаружила… аномалию.

 

- Аномалию?

 

- Да, то, что мне не встречалось прежде, кое-что, что не соответствовало никаким химическим или органическим свойствам, которые могли быть обнаружены в людях или животных…. Я послала результаты тестов в университет Готема в медицинскую лабораторию, и они возвратились с очень тревожащей гипотезой.

 

- Это значит…

 

- Это значит, что Джокер был заражен неизвестным органическим вирусом, чем-то, что соединилось с его клетками крови и создало новый вид синтезируемого состава. Это похоже на бактерии, но не совсем. Это… токсин.

 

- Токсин?

 

- Да… ну, пока трудно сказать точно, что это такое, потому что пациент убежал прежде, чем нам удалось провести более тщательное тестирование. Но…

 

- Вы хотите сказать, что Джокер может умереть?

 

- Я… не знаю. Все, что мы можем сказать, это то, что попадание вируса в кровь вызвало определенные физические изменения, головные боли, кашель, физическую усталость и дезориентацию. Но кажется, это не смертельно для носителя.

 

- Носитель?

 

- Да… видите ли, я боюсь, что кровь Джокера может быть незащищена от внешней среды…

 

- Я не понимаю.

 

- Пока состав содержится в теле он, похоже, инертен. Но результаты показывают, что возможно, когда Джокер потеряет большое количество крови, и произойдет, соприкосновение с загрязненным воздухом, которым мы дышим, произойдет химическая реакция, превращая это в яд, что-то наподобие сибирской язвы… или отравляющего газа.

 

Джим был ошеломлен.

 

- Вы имеете в виду, что если Джокер будет ранен, то его кровь станет химическим оружием?

 

- Именно. Я… не знаю… но возможно зараженная территория будет намного шире нежели только вблизи Джокера.

 

- Это может распространиться?

 

- Я полагаю, что это вполне возможно, могут произойти быстрые изменения, распространение, и без противоядия… Переходя от человека к человеку, становясь с каждым разом все сильнее.

 

- О Боже!

 

- Вот почему я не хочу, что бы ваши люди выслеживали его с оружием. Если его застрелят, это приведет в движение целую цепочку событий, которая в конечном итоге может затронуть весь город.

 

Джим молча размышлял.

 

- Комиссар Гордон, мы должны вернуть его целым и невредимым, тогда мы сможем провести дальнейшие исследования и найти противоядие.

 

- Конечно.

 

- И… ему нельзя сообщать о его состоянии, предполагаю, что он пока не ничего не знает.

 

- Твою ж… Вы правы. Он сразу же использует это, что бы повергнуть город в еще больший хаос…

 

- Именно так. К тому же, всегда есть вероятность, что он может попасть в аварию или ввязаться в драку, или… да кто знает, что может произойти пока он на свободе. Мы должны немедленно найти его.

 

Они оба какое-то время молчали, наконец, Джим спросил. - Как такое могло случиться?

 

- Вероятно, Джокер был выбран как испытательный объект для экспериментального анти-психопатического лечения. Видимо что-то пошло не так, я действительно понятия не имею, что произошло. Я начну наводить справки, но пока Джокера не нашли, чем меньше людей будет об этом знать, тем лучше.

 

- Кто еще знает о том, что он сбежал?


- Только вы и я. Я подделала отчеты больницы, будто бы он вернулся в свою палату, и его записи посещения показывают, что она все ещё в лечебнице. Но этого обмана надолго не хватит. У вас имеются какие-нибудь идеи, что делать теперь?

 

- Да, да, я все сделаю. Спасибо, доктор. Держите связь. И узнайте, пожалуйста, поподробнее, как это произошло?

 

- Конечно.


Они повесили трубку, Джим поехал на склад, чтобы послать Бэт-сигнал.

 

По пути он позвонил своей жене.



@темы: Слеш, Джокер, Бэтмен, R, Слэш, Фанфики, Фанфики.

Комментарии
2009-08-24 в 16:39 

MARSI =)
Я дам вам клубничку, если вы никому не расскажете...
Да-да-да! *потирая руки*... Хочу еще =)

2009-08-24 в 18:27 

рад, что вам понравилось :)

2009-08-25 в 01:33 

Miracle
Очень интересно)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная